Анастасия Трофимовна Меркулова

Анастасия Трофимовна Меркулова

Когда началась Великая Отечественная война, я перешла в 8 класс, мне было 14 лет. Дальше учиться не пришлось, потому что нужно было помогать старшим, помогать Родине. Мужчин отправили на фронт, остались  женщины  и  дети. Мы работали на полях – убирали урожай  41-го года.

   В это время к нам в Чумляк привезли  300  эвакуированных ленинградских детей. А поскольку мой отец Трофим Алексеевич Пупышев работал  директором детского дома, поэтому я видела, каких детей привезли - измученных, грязных, больных, овшивленных. И наши люди приложили все силы, чтобы дети чувствовали себя  хорошо. Посуду несли, постельные принадлежности и все, что было необходимо. Поместили их в лучшие дома,  которые раньше занимали богатые. Потом  для них построили новую школу-интернат.

И все 4 года работал с детьми мой отец и  Богатенкова Анна Львовна, которая потом  стала директором этого дома.  У нее своих детей не было, она этим детям была как мать. Коллектив был замечательный, с детьми приехали и ленинградские воспитатели. И они так организовали жизнь детей, что все дети  были живы, здоровы и хорошо учились. Показали пример всему селу – как нужно учиться, трудиться - у них было свое подсобное хозяйство, кружки разные работали. Сохранили всех детей, и потом Анна Львовна в три приема отвозила этих детей в Ленинград. Сейчас эти документы находятся у меня, есть благодарности  от ленинградского правительства за детей.

Потом,  когда подошло время учиться, мне и моей подруге пришла повестка из Челябинска. Собрались, как могли, тогда ни денег, ничего не было. До станции шли пешком 12 километров, поезда шли на запад с востока. Шли, шли и шли – оружие, танки и солдаты. Уехать было невозможно. Нас посадил машинист,  который ехал без состава, мы с ним находились в кочегарке, рядом с грудой угля.  

Доехали, оказалось, что нас призвали в ремесленное училище. Там  обучали 6 месяцев, мы получили квалификацию -  электрики. Сначала я работала на челябинской ЧИГРЭС. ЧИГРЭС – это на реке  Миас  электростанция,  которая работает на воде, но она очень маломощная. Поэтому в Челябинске начала строиться ТЭЦ, которая работает на угле.  В это время очень  много  заводов  было  эвакуировано с запада – трубопрокатный завод, котельно-механический, завод имени Колющенко и так далее, много заводов.

 И я была свидетелем того, как начинали строить эти заводы. В чистом поле отводилась  площадка. Площадку эту асфальтировали в первую очередь, туда проводилась узкоколейка, подходил состав с оборудованием эвакуированных заводов, и его разгружали на эту площадку. Стен еще не было, их только начинали строить, а уже ставили станки. Еще не было крыши, а станки уже работали. Так возводили заводы.

 Жили в общежитии, это были бараки, построенные на скорую руку. Все рабочие там жили  и  мы – молодежь, подростки. Были поставлены кровати железные двухъярусные. На кровати матрац, набитый соломой, подушка  и одеяло. Ни о каких пододеяльниках, простынях,  наволочках и речи не было. Двенадцатичасовой рабочий день. Когда день короткий зимой, ночевали на производстве, там тоже было помещение для подростков, такие же кровати, такие  же  матрасы. Конечно, были полуголодные, потому что все отправлялось на фронт. Лозунг «Все для фронта, все для Победы» - это был не лозунг, а наша жизнь.

Прошло время, построили дома для инженеров и технических работников, которые обслуживали всю эту промышленность, все эти заводы и электростанции, специалистов, у которых была бронь. А простые рабочие жили в бараках,  и  в том числе мы, молодежь. Дом нужно обслуживать, электриков нет, у меня профессия электрик, и меня перевели на обслуживание этого поселка. Был старший электрик, Тенюков его фамилия, к сожалению, не помню имени, старый – престарый, но  очень добрый  человек, и он мне подсказывал, учил.

Освещение в этом поселке было на столбах, предохранитель - наверху, не как сейчас. Если он сгорит, нужно лезть на столб и там проволочкой соединить, чтобы загорелся свет уличный. И вот я в комбинезоне, когти,  ремень страховочный, бесстрашно лезу на столб. Мне даже это было романтично.  Потом этот старичок умер, а я обслуживала этот поселок до конца войны. И нужно сказать, что  познакомилась я со своим молодым человеком, когда была на столбе. Он шел с работы, перекинулись словами, потом познакомились. Он был москвич, имел бронь, так я и оказалась в Москве.

Родители у меня были грамотные, особенно папа, с детства я много читала. Оказавшись в Москве, поняла, что мне надо учиться. У меня уже  родился ребенок, потом  второй. И с ребенком  я пошла работать в детский сад в хозяйственную часть. В детском саду заведующая в моем лице увидела будущего педагога и направила на учебу. Тогда был набор в педагогический с хорошей характеристикой. Так я пошла учиться. Будучи на втором  курсе, предложили работать воспитателем. А на третьем курсе мне предложили заведование, потому что заведующая переехала в другой район, получив квартиру.

Но самое главное, когда я училась, я понимала, что мне нужны знания, знания и  знания, поэтому я очень старательно училась.  Закончила  учебу с красным  дипломом,  стала  работать заведующей детским садом. Проработала в детском садике  №997 на проспекте Мира 40 лет.

 Пошла на пенсию в 70 лет, мы, люди, прошедшие эту войну, получили большую закалку. Не могла сидеть дома, и пошла работать в Совет ветеранов  № 2 города Москвы, возглавляет его Алексей Андреевич Поздеев - защитник Ленинграда, фронтовик. Мы подключились к школе № 885 Тимирязевского района города Москвы для того, чтобы проводить уроки мужества, затем пришла идея создать здесь музей, который действует по настоящее время. Я  руковожу этим музеем,  два года назад мы получили Знамя Победы за патриотическую работу.

 

 

 


Поделиться


Аудио

Скачать аудио