Клавдия Никитична Белухина

Клавдия Никитична Белухина

Я родилась в деревне Филлиповская.

 

Мне было 3 года, а брату 5, когда нас мама отдала в детский дом Мыза (в Конево). Привезли нас в Приозерный район. Там же я ходила в школу, за километр она находилась. Жили в комнате по 10 человек разных возрастов.

 

Помню, выступали, готовились, хор был у нас. Выступали в деревенском клубе. Выступаем однажды, а старушки плачут, что мы голодные. Но мы выступали. Мы все равно радовались…

 

Всякое, конечно, бывало, но в основном жили дружно. Окончила 4 класса всего. Бумаги не было. Писали перышками на газетах. Особенно трудно было в войну. Мы ведь и колхозу помогали - колоски собирали на поле, лен рвали.

 

А однажды встали мы утром, колокол звенит и воспитатели кричат: «Война кончилась!» В тот день нас накормили хорошо. Но до этого дня не все дожили. Многое умирали от голода. Ели мы в основном гороховицу (вода и горох), кусочек хлеба. Да и тот мокрый был. Хлеб нам возили через реку в мешках, вот он то под дождь пропадет, то немного отсыреет. Так мы жили и мечтали хлеба поесть досыта. Главное, выжили.

 

До 14 лет я была в детдоме. Потом отправили меня на свою родину.

 

Отвезли на машине до Плесецка. С Плесецка на поезд меня посадила воспитательница и до Няндомы я ехала одна. Солдат со мной ехало полно. Села в уголочек. Мне надавали всего, с этим и приехала сюда. Воспитатель позвонила дежурному на вокзал. Дежурная меня встретила, и я сидела на вокзале, ждала, как будет возможность мне уехать.

А тут старичок спрашивает меня: «Что ты тут, девочка?» Я отвечаю: «Мне надо к маме в Мошу». Он сказал: «Пойдем со мной в Дом колхозника, переночуешь там и с утра пойдешь». Ну, я и пошла.

С утра я проснулась и пошла в Мошу. А это 45 километров. Летом это было. Я, как и все тогда, простенько одевалась – туфельки, платьице, чулочки, да вторые чулочки в мешочке с собой. 

Иду я и встретился мне мужик. Он говорит: «Куда справилось-то?» – «Да в Мошу к маме». Он говорит: «Ты маленькая, наверное, устала?» А я: «Да не устала я!»

Он предложил подождать машину. Я согласилась и вот ждала сидела у женщины одной. Хорошая женщина, меня приняла к себе. Правда, имена я все забыла. Лица все помню, а имена позабыла. Потом пришла грузовая машина, в ней я ехала дальше. А как сломалась машина, то пешим шли где-то пол-километра. Дошли до Березова, а время уже ночь. Хотели меня к детдому, но я сказала, нет. Мне к маме надо.

 

В деревню Филипповскую приехали, как сейчас помню, в шесть часов.

И женщина одна меня взялась довести до дома. Надо было деревнями идти. Подходим к дому, тетка эта кричит: «Лидия, дочка приехала!» И сестра у меня младшая была, она увидела меня и кричит: «Клавдия! Клавдия приехала!» 

 

Вот так мы и жили. Мама сторожем работала. Потом мама отдала меня в няньки. Трудно, конечно, жили. Так вот то у одних я в няньках работала, то у других. Кормили в няньках, правда, хорошо. 

Потом я в ОРСЕ работала (в лесничестве) – картошку перебирала. Потом меня начальница устроила в столовую (там повар был, а я помогала). Иногда и в лес ходила, там работала. Потом вернулась домой опять в няньки. Да, стыдно в няньках-то… Вот и пошли мы с подругой зимой работу искать в Няндому. Пешком опять шли, замерзали. Пришли в Няндому, пошли по конторам искать работу. И я устроилась в ПЧ 19(на путь). И вот так до пенсии и до работала.

 

Я в 50 ушла на пенсию, как многодетная мать. Детей у меня было 7, двое вот умерли. Сейчас все уже выросли, разъехались.

Дед умер 5 лет назад. До 80 лет дожил.

Не больно сладко прожила, но прожила. Сказать, что много радости было не могу. 

 

Свадьбы у меня не было. Так расписались, посидели. Вот детишки рождались – я радовалась. С дедом золотая свадьба была в 2005 году. Поздравляли нас в загсе, фотографировали, гостей так много было.


Поделиться


Фото