Мария Федоровна Васильева

Мария Федоровна Васильева

Посвящаю жителям барака №12 совхоза им. Магнитостроя, бывшего Мустаевского района Чкаловской области, ныне Ташлинского района Оренбургской области.

Жители этого барака, в том числе и автор этих строк, были свидетелями начала Великой Отечественной войны и её окончания 9-го мая 1945 года. Непосредственных участников той страшной войны из нашего барака уже нет в живых, как нет и самого барака. Почти не осталось и тех, чьё детство было опалено войной. Однако, остались их дети, внуки, правнуки, которые из их уст знают, как и в каких условиях пришлось жить и работать их родным. Наш совхоз им. Магнитостроя в основном строили рабочие из Магнитогорска. Это стало определяющим в названии будущего совхоза. В последующем его переименовали. Что поделать, другие времена — другие песни.

Строительство началось в 1929 году, как говорится на чистом месте. Строили совхоз и мои родители Китов Фёдор Егорович и Литвиненко Анна Филипповна, будучи на тот момент ещё не женатыми. Строилось жильё - бараки для нужд совхоза, среди них был и барак №12.

Среди жильцов этого барака были семьи Кириенковых, Ачкасовых, Дугнист, Вершининых, Китовых (моя семья), Алексеенко. Всего было девять квартир. Эти семьи проживали постоянно. Всего на один общий коридор нас было около 35 человек.

Война для нас, как и всей страны началась внезапно. Автору этих строк шёл пятый год. Когда забирали на фронт моего отца, ему было 30 лет, а моей маме 22 года. Моему брату Володе было всего 7 месяцев. Отец до войны работал в совхозе шофёром. Это была одна из самых уважаемых профессий в те времена. Вскоре после начала войны моему отцу пришла повестка на фронт. Такие повестки пришли всем мужчинам в нашем бараке. Так разом все семьи остались без своих кормильцев - глав своих семейств. Многие навсегда. С войны домой вернулись только мой отец Китов Ф.Е. и Ачкасов Е. Из моих детских воспоминаний осталось то, что провожали их вечером. Проводы были устроены в нашей квартире. Я всё время была у отца на руках. В помещении собралось много народу, было шумно, женщины плакали, от табачного дыма всё было как в тумане. К утру всё затихло.

Началась новая, тяжёлая, порою голодная и холодная жизнь у всех семей в бараке, совхозе и во всей стране. Все тяготы легли на плечи женщин и подростков.

Кажется, такие слова были в стихотворении М. Исаковского, посвящённые этим событиям:                                                                                                                    

Да разве об этом расскажешь

В какие ты годы жила!

Какая безмерная тяжесть

На женские плечи легла!...

Жители посёлка, в том числе и нашего барака, были совсем не готовы к зиме. Не было заготовлено на зиму дров, не у всех была зимняя обувь, одежда. У некоторых семей была скотина, которую не чем было кормить. Морозы зимой доходили до отметки минус 42 градуса. Моя мама зимой ходила на работу в жёлтых летних туфлях. Ничего другого не было. Война нарушила привычный житейский уклад.

Как страна не была готова к такой страшной войне, так и люди.

Постепенно с большими трудностями жизнь стала налаживаться.

Самое главное нашему совхозу повезло тем, что всю войну его возглавлял Выжул Гаврил Герасимович (по-моему, имя правильное). Он был прекрасным организатором, чутким человеком, хорошо знающим, чем и как живут труженики совхоза. Директор с комиссией регулярно посещал семьи участников войны, оказывая им посильную помощь.

В эти тяжёлые годы со стороны руководства не осталась без внимания и культурная жизнь в совхозе. В каждую квартиру было проведено радио, которое в то время имело очень большое значение для всех нас. В нашем сельском клубе тоже велась активная работа. Была создана художественная самодеятельность, ставились пьесы на патриотические темы. Первый фильм о войне, который мы увидели, назывался «Радуга». Фильм очень тяжелый, его содержание передавалось из уст в уста. Мы тоже ходили в кино, правда, смотрели не в зале, а снаружи в окна, по очереди, так как приходилось поддерживать друг друга. При этом было видно только половину экрана. Денег мы не видели.

Был организован хор. Выступали в клубе в основном зимой т.к. было больше свободного времени на это. Хором руководила жена директора совхоза Мария Николаевна Выжул. Моя мама тоже участвовала.

Запомнилось, как она по соседям искала белую кофточку для своего первого выступления. Пели русские и украинские песни. Летними вечерами наши матери выходили на крыльцо барака и пели красивые, задушевные песни, а мы, детвора, с удовольствием их слушали и запоминали. Казалось, откуда на песни брались силы? Это удивительно, но именно песни и придавали жизненные силы. Великая сила скрыта в русских песнях. Пока они с нами, нас не победить.

До войны в совхозе были построены все жизненно важные объекты, в том числе детский сад и школа. Все женщины, в том числе и наши, матери, все подростки работали с раннего утра и до позднего вечера на полях и фермах родного совхоза. «Всё для фронта - всё для Победы!» - были не просто слова. В детском садике нас сносно по тому времени кормили, мы не были там голодные. Воспитатели все были из числа эвакуированных жителей западных областей нашей страны. Вскоре, после начала войны, в совхоз прибыли первые машины с эвакуированными детьми, кажется, из Минска. Быстро был организован детский дом.

Воспитатели с нами не очень - то занимались. Жили они на квартирах, были подавлены, ждали с нетерпением освобождения своих городов, постоянно слушали по радио новости с фронта. По радио вначале говорили, какие наши

города взяли немцы, затем какие мы освободили от них. Таким новостям они особенно радовались. Радовались и мы. Наша воспитательница часто стояла у окна и пела:

Двадцать второго июня, ровно в четыре часа,

Киев бомбили, нам объявили, что началася война ....

В детский сад нас никто не провожал и не забирал, разбредались по домам сами. В общем коридоре барака игрались со сверстниками, и с нетерпением ждали с работы матерей. 

Мы подрастали и всеми силами своего детского понимания старались помогать своим родителям. Следили за меньшими братьями и сёстрами, подметали по очереди коридор, носили воду из колонки (она подавалась, всего один час в день). В свободное время, а его становилось больше летом, пропадали на речке. Там учились плавать, спасать друг друга. Стирали на себя платьишки, т.к. матери очень рано уходили и ещё позже приходили с работы. Так мы учились не по годам самостоятельности во всём. Это очень пригодилось в дальнейшей жизни.

Постараюсь описать подробно, как мы жили в эти трудные военные годы, и с каким нетерпением ждали окончания войны. Все знали, что будет конец войне, но когда? При этом ни у кого не было даже мысли, что мы сможем проиграть. Все знали, от мала до велика, что победа будет за нами.

Жители нашего барака были очень дружны, в каждой семье было по несколько детей разного возраста.

Вскоре в совхоз стали приходить похоронки. Не обошло это и наш барак. Иногда в документе, сообщалось, что ваш муж пропал без вести. Эта плохая весть и всё же она оставляла надежду, что по окончании войны отец вернётся живым. Тем и жили.

Так было и в жизни моих подружек и друзей Вершининой Нины, Вали, Григория и Дуни, Дугнист Нины, Николая и Виктора. Их отцы числились «без вести пропавшими». Чудо не произошло - они погибли, защищая Родину.

Жили впроголодь. Всю зиму наши родители были на погрузке зерна, работали днём и ночью. Всё зерно увозили на железнодорожную станцию и сдавали на элеватор для нужд государства.

Взять себе домой немного зерна было строжайше запрещено. Если кто и брал горсть зерна и попадался, то чёловеку грозило до 10 лет тюрьмы. Но люди несли - детей кормить надо было. Правда, за всё время в совхозе за это никого не посадили.

У нас в бараке жила семья Ачкасовых, у них было два сына - Геннадий учился в школе и Анатолий, ему было лет 16. Анатолий, став работать в мастерских, принёс для жителей барака жернова. На них мололи зерно на муку, крупу. Каждый помол был только на разовую потребность семей, так как опасались обысков. Все коридорные двери барака вечером закрывались изнутри, свои проходили через потайной ход.

По весне сажали картофель,овощи, заводили скот, готовились к зиме. Мама для нас смогла приобрести корову. В то время налоги были большие, но и нам детворе, что-то доставалось. Хлеб давали строго по карточкам. Не дай Бог её потерять. В первом классе я училась во вторую смену, поэтому с утра ходила за хлебом. Особенно трудно было зимой. Было очень холодно, а очередь казалась нескончаемой.

Отец часто писал нам письма с фронта. В каждом письме обещал приехать домой после победы, а мы ждали и верили, что приедет. Мама вечерами читала эти письма нам и соседям. Все с нетерпением ждали конца войны. Казалось, что каждое письмо приближает нас к этому долгожданному дню. Особенно запомнилось, с какой любовью женщины собирали посылки на фронт, пекли сдобные лепёшки и разные сладости. Мы крутились рядом, поэтому перепадало и нам.

В 1944 году я пошла в школу. Первой учительницей была у нас Русакова Ольга Фёдоровна, молодая, красивая, доброжелательная женщина, светлая ей память. Первое, что она у нас спросила, это поднять руки, у кого отцы воюют на фронте. Почти все подняли руки, только у отцов двух девочек была бронь. Каргалыков И. - он работал в мастерских и Никитин И. - он был ветеринарным врачом и отцом 9 детей. У нас почти у всех не было ни тетрадей, ни карандашей, ни учебников. Первого сентября учительница дала мне двойной лист, вырвав из своей тетради, а огрызок карандаша подружка по парте. И всё. Вот так я начала своё образование в средней школе совхоза им. Магнитостроя.

Лист бумаги быстро закончился. Выход был найден исходя из имеющихся возможностей. Мы стали собирать возле конторы отдельные исписанные листы бумаги, дома их аккуратно сшивали. Это были наши тетради, в которых мы писали. В школу ходили тоже самостоятельно, никто нас не провожал и не встречал.

Отец нам часто писал письма с фронта, и я приспособилась их сшивать и на этих листках делать домашнее задание. Жаль, что не сохранились эти письма. Уже когда я стала взрослой, моя учительница рассказала мне, что она читала письма отца во время проверки домашнего задания. Конечно всех интересовала обстановка на фронте.

Вот так и учились и притом хорошо. Ничего не было, а мотивации хоть отбавляй.

В середине войны у нас в бараке умерла ученица старших классов Вершинина Дуня - очень красивая девушка. Причиной стало воспаление лёгких. Угасала она на наших глазах, очень было жалко её и страшно от того, что её больше не будет никогда. Умирали и эвакуированные, в основном от простудных заболеваний,

Я упоминала уже, что в нашем бараке жили все дружно, помогали друг другу, чем могли, делились едой, одеждой. Утром все бежали за жаром к тому, кто растопил первым печь, т.к. спички были большим дефицитом.

Можно было спокойно положиться на соседей в присмотре за детьми. Мама в таких случаях часто отводила нас к Ачкасовым.

Мы взрослели, появлялись новые интересы. Часто с девчонками мы собирались у Вершининых посекретничать.

В настоящее время из нашего барака в поселке Ясная поляна в живых остались Нина Павловна Вершинина (Токарева) и Николай Иванович Дугнист. Желаю им крепкого здоровья и долгих лет.

Жила у нас в бараке и семья Кириенковых - очень положительные, интеллигентные были люди.

Главу семьи в 1937 году по навету посадили на 10 лет, освободили только в 1947 году. Мать осталась с четырьмя дочерьми. Старшая Катя всю войну работала на комбайне в поле. После войны выучилась на врача.

Впоследствии стала заслуженным врачом. Остальные дочери выучились на педагогов, стали прекрасными учителями.

В нашем бараке жила единственная бабушка - Дугнист Ульяна. Очень маленькая, худенькая и подвижная старушка. Сколько ей было лет, не знаю. Начальство поручило ей охранять большой совхозный огород. Огород находился в двух километрах от совхоза. Мы часто всей гурьбой бегали к ней. Жила она там, в маленькой землянке. Встречала она нас очень приветливо. Ей всегда удавалось всех нас чем-либо накормить. Мы часто оставались у неё ночевать. Все мы не вмещались в самой землянке и мы, с Валей подстелив траву, ложились спать под открытым небом. Утром просыпались и шли полоть грядки, поливать свои огороды.

Мы, дети войны, как и взрослые с нетерпением ждали окончания войны. Мы не помнили и не знали мирной жизни, но очень ее хотели. Всем хотелось, чтобы кроме матери в доме был отец. Мало кто дождался своих отцов с фронта. Хотя верили до последнего.

И вот настал долгожданный день окончания войны. Победа!

Утром в нашем бараке было шумно, хлопали дверьми, все выходили в общий коридор и с радостью сообщали друг другу, что закончилась война и наконец, пришла долгожданная победа. А за ней мирная жизнь.

За три дня до этого долгожданного дня был очень большой православный праздник Пасха. Накануне прошёл сильный дождь. В этот день впервые из Илека приехал священнослужитель и в частном доме провёл службу.

Светили пасхальные куличи, яйца, а главное молились наши матери и просили. Бога, чтобы скорее пришла долгожданная победа. И она пришла 9 мая 1945 года! Этот день моё поколение будет помнить до конца своих дней. В этот же день по всему совхозу оповестили весь народ, чтобы собрать на митинг. Приехали жители всех семи отделений совхоза. Народу собралось, полон клуб. Когда я с подружкой Валей зашла в клуб, бросился в глаза чисто вымытый пол. Я хорошо это помню т.к. мы были босиком.

Перед собравшимися людьми выступил директор совхоза, Выжул Г.Г. Я первый раз была на таком значимом мероприятии (мне было уже 8 лет). Сколько лет прошло, а его слова помню. Он говорил о тех трудностях, которые пришлось всем пережить. По его словам, особенно важно было вовремя закончить посевную и вспахать ещё одно поле в одну тысячу гектар целинных земель. У всех на лицах была радость, повсюду были слышны поздравления. Многие плакади и  от горечи утрат, и от радости победы. Постепенно начали возвращаться в совхоз фронтовики. Моя мама ко всем ходила и спрашивала: «Не встречали там, на дорогах войны, моего мужа Фёдора?».

Отец пришёл с войны только 5 декабря 1946 года. После разгрома фашистской Германии, ему довелось участвовать и в уничтожении её союзника - милитаристской Японии. После войны ему со своей частью пришлось ещё полтора года восстанавливать народное хозяйство: разрушенные города, дороги.

Первым новорожденным в нашем бараке был мой брат Китов Анатолий Фёдорович, который и сейчас живет в поселке. Нянчили его всем бараком. Всю жизнь он проработал в родном совхозе. Выйдя на пенсию, продолжает трудиться т.к. нет смены, чтобы уйти на заслуженный отдых.

И после окончания войны были большие трудности. Однако, небывалый подъём чувствовался во всём. Главное мы победили, а восстановить, восстановим.

Постепенно жизнь налаживалась, во всём появились позитивные сдвиги. Были отменены хлебные карточки, снижены цены на товары. Помню, в газете «Правда» от 14 декабря 1947 года (мы выписывали газету) публиковался большой перечень таких товаров. Была проведена денежная реформа.

Мы подрастали, старались учиться. Каждый день после школы шли работать в совхоз, помогая родителям и родному совхозу.

Свой совхоз мы все любили и гордились им. Особенно больших успехов он добился в 60-70-е годы. Был награждён орденом за большие достижения. О нём слагали песни, писали стихи. Кто внимательно смотрел замечательный фильм «Когда деревья были большие» помнит, что даже в этой художественной картине диктор пo радио вещал о трудовых успехах наших районов и всего Оренбуржья. И в этом была заслуга и нашего совхоза.

Сейчас о нем ничего не слышно. И слава и почет остались в прошлом.

Когда я приезжаю в совхоз, обязательно прихожу на то место, где стоял наш барак. Место осталось, барак перестроен и жители в нем другие. Пусть их жизнь будет счастливой.

Несмотря на все тяготы войны, и послевоенного периода мы вынесли всё наравне с взрослыми. Счастливые мы люди? Да. Мы пережили страшную войну благодаря дружбе и взаимной поддержке во всем. Все держались друг за друга. И помог нам в этом наш барак №12. Именно он дал нам ту жажду жизни и целеустремленность, которая есть в нас. Выпорхнув из родительского гнезда, мы все нашли достойное место в жизни.

Жаль, что сейчас многие не знают даже своих соседей по лестничной площадке ....

 


Поделиться