Николай Максимович Иваницкий

Николай Максимович Иваницкий

Рассказ о первых часах и днях начала войны в Прибалтике – со слов матери.

Отец мой, Иваницкий Николай Максимович, инвалид В.О.В. 1 группы по зрению.

Мама, Бакринева Нина Гавриловна, врач-терапевт, работала с 1939 г. в Крыму в Судаке, санаторий МВО, где они и познакомились, когда он приехал как военнослужащий на отдых до войны.

Служил он военным врачом воинской части в Прибалтике г. Рига, где они поженились и были расквартированы, в санатории «Кемери».

Война началась внезапно, рано утром 22/6-41, отец сразу ушел на фронт, сказав маме: «Вернемся скоро, жди меня, рожай в Риге» - она была на 8м месяце беременности.

Но бомбежка была сильная и санаторий стали эвакуировать. Мама выписала всех отдыхающих со справками, особо запомнились актриса Любовь Орлова и муж ее Александров, другие творческие работники. «Кемери» санаторий был известен в Союзе, сервис был отличный, главврач хорошо относился, устраивали чаепития сотрудников (не то, что сейчас – когда маме надо было уточнить справку для стажа, то ответа из Риги мы не дождались).

Мама больше месяца добиралась на перекладных к родным в Пермь, где и родила меня 3 августа 1941 г., а ведь этого могло и не быть, т.к. под Ригой в бомбежку их автобус встал и все врассыпную бежали в лес. А там, под деревом, в нее целился немец- парашютист из пистолета. Она же с животом от него пятилась своим и так тихо ушла, вся дрожа…

В Перми был эвокогоспиталь и она там работала хирургом, на «скорой помощи», на станции переливания крови, Труженик тыла – имеет «За доблестный труд в В.О.В», медаль 50-летия Победы, Почетный донор.

Отец пришел с войны весь в орденах, командир санитарного батальона, майор медицинской службы, но инвалид 1 группы по зрению, после контузии.

Пошли мы с ним гулять, за руку меня взял: «веди меня», но я 5-ти лет не смогла его удержать и оба мы упали…

Но куклу мне в подарок привез большую, говорящую «ма-ма», и глаза хлопают, а маме часы золотые – и сейчас хранятся у меня, т.к. родителей уже нет.

А в войну это было в диковинку, жили холодно и голодно – окно нам разбили ихз-за детской бутылочки с молоком на 1-ом этаже. Помню блины на воде без масла – комом, но вкусно казалось, какой-то жмых ели…

Жили мы в большом доме в центре Перми, где раньше жил ее губернатор, а потом брали сотрудникам мед. Института, в том числе проф. В. Парин (друг моего деда, который умер холодным I-1946 г. от голодной прободной язвы желудка), который простудился на его похоронах и следом умер. Его два сына стали известными учеными. Один-профессор в космонавтике, именем Василия Васильевича Паринаназван Мед.институт в Екатеринбурге.

Нам подселяли эвакуированных, в том числе из Риги была семья Таль, с 10-летним сыном Мишей, они с моим дядей Германом играли в шахматы, и тот очень гордился потом дружбой с гроссмейстером, ездили в гости в Ригу.

Я же окончила Мед. Институт в Перми, как моя мама, где работал мой дед Бакринев Гавриил Ильич на кафедре кожных болезней. Муж тоже медик, двое детей, два внука, жду правнуков. Горжусь своими предками!


Поделиться


Фото