Валентина Петровна Белокрылова

Валентина Петровна Белокрылова

Мой отец, Белокрылов Петр Федорович, 1905 г.рождения из д. Луговая призван на фронт 4.12.1941 г. – красноармеец. Умер в германском плену 20.12.42 г. Занесен в книгу памяти погибших в годы войны 1941-1945 г. Издана в Удмуртии в 1994 г., том 3, стр. 32.

Я не помню, как началась война. Мне было тогда пять с половиной лет, но я очень хорошо зпомнила осень 1941 года, когда провожала отца на фронт. Мама с маленьким братом (ему было полтора года) осталась дома,  я я провожала отца. Он уехал на лошади, запряженной в тарантас. В марте 1942 года умер мой маленький брат. А 5 июня 19412 года был убит на фронте мой отец. Я запомнила день, когда мама получила похоронку на него. Мама вечером пришла с жатвы. Она этим зарабатывала: получалаза работу зерно, которое потом мололи на муку и пекли хлеб. Ей вручили письмо с похоронкой. Так остались мы с мамой вдвоем. Пока я была маленькая, всё не верила в гибель отца, все ждала его.

Мы с сестрой учились в одном кабинете (классе), хотя я была второклассница, сестра училась в 4 классе. Детей было мало. Учительница на урок принесла газету «Комсомольская правда». Там была фотография, как партизанку Зою Космодемьянскую волок фриц. На шее привязана веревка и он волок ее как бревно. Она в изорванном платье. Он в полушубке. Кругом снежная метель.

Помню, как мы радовались и бегали (многие были в лаптях – это тапочки, сплетенные из лыка) вокруг елки в Новый год. Не помню, когда нам всем дали подарки, из конфет – подушечки «Дунькина радость» по 100 грамм. Школа в д. Луговая была только начальная, до 4 классов. Кто хотел учиться дальше, надо было ходить пешком за 7 км. в другую деревню.

Помню, как в честь окончания войны в 1946 году (мама умерла 6 мая 1946 г.) в д. Луговая устроили «пир», общую кормежку всех жителей д. Луговая. Напекли хлебов. Это было осеньбю после окончания с/х работ (скорее всего, к 7 ноября – точно не помню). А нас не пригласили. А «ртов» у нас было: я, сестра, брат 1926 г. и бабушка – ей было под 80 лет). Потом кто-то, добрый человек, сказал «ребят-то надо покормить - сироты, отец погиб на войне». И нас покормили.

Мы просто умирали с голоду. Зимой картошка, а вот когда весной картошку посадим в огороде (немощные, а все делали сами) и есть нечего. Только появляется «съедобная зелень», набрасываемся. А зелень – это горькая редька, головки полевого хвоща, щавель, почки сосны…  От этого иногда дети умирали. Съедят то, что ядовито.

Сестра в Петров день (праздник релизиозный12 июля Петр и Павел) сообразила сделать булочки из хрена. Как она его терла?!! Ведь глаза разъедает. Слепила в кулачках кругляшки и в печку. А кругляшки испеклись и рассыпались. Мы сидели и плакали.

Иногда мы с бабушкой ходили просить милостыню. Таких «ходаков» после войны было видимо-невидимо. Где-то подадут, а где-то скажут «Бог подаст».

 

В 10 лет я уже работала, нянчилась с ребенком. Ребенку было 6 месяцев. Мне сейчас это трудно представить. Сестра в 12 лет помогала бездетным людям: мыла полы, стирала, полоскала в холодной речке, носила в ведрах на коромысле воду из речки.

 

Я окончила 7 классов. Поступила в техникум. После школы опять «возилась» с ребенком у учительницы. Она меня и отвела и определила в техникум. Всю жизнь убеждаюсь, что мир не без добрых людей, и дожила по милости и щедротам Божиим до сего дня.

 

В техникуме училась, в основном, в нашей группе «безотцовщина», дети, у которых отцы погибли на войне.

 

Училась только на стипендию. Стипендия у меня была 176 руб. на 4-ом курсе. Надо покушать, купить одежду, сходить в кино. Техникум я окончила в 1956 г. с отличием. Фотография долго висела на Доске почет в техникуме.

Нас, 3х девушек (мне было 17 лет, только в декабре исполнилось 18) направили в Красноярск. Надо было к 1 августа быть на работе.

Ехали 7 суток в общем вагоне, на верхней полке.

Направили нас на военный завод Красмаш.

Вокруг бараки от бывших заключенных и заводы эвакуированные с запада во время войны. После смерти И. Сталина многих заключенных амнистировали и бараки были пустые. Эти бараки стали общежитием для молодых специалистов. Если ночью одеяло упадет на стену у кровати, то одеяло примерзнент. Бараки были в дырах.

Город Красноярск разделяла река Енисей на правую сторону (где одни заводы) и на левую (административные). Моста нет. Ходила «матаня» - паромчик, и еще одна «матаня» - пригордный поезд. Весь прокурен. Другого-то транспорта нет или ходи пешком. Не помню. Наверно, были и автобусы на правой и левой стороне города?

В 1962 г. окончила Московский политхнический заочно.

В г. Красноярске прожила 35 лет.

В 1990 г. приехала в г. Воткинск к родным. У меня своей семьи нет.

Всегда думаю, как спасает нас, грешных, Бог!


Поделиться


Фото