Николай Андреевич Чернов

Николай Андреевич Чернов

Семья у нас была большая, в 33-м году умерла мама, трое  младших братиков.  Старшие уже жили отдельно, нас оставалось пятеро: я, сестренка и 3 братика. Мама умерла первая. Она кормила нас всех, а сама голодала. Отец с 1901-го по 1905-й год служил в Царском полку в Петербурге, он был очень красивый, высокий, темноволосый,  в предках у нас были цыгане. Прислали разнарядку в Ставропольский край: 12 человек подобрать для службы в Семеновском полку, в царском. Каждый должен иметь свою лошадь, сбрую, одежду... И вот несмотря на то, что он был женат,  были дети, подумали, что все равно в армию призовут, решили его собрать, хуторяне даже проводили из Ставрополья в Питер, где он  и  прослужил 5 лет. Вернулся в Ставрополь, и эти 12 человек создали эскадрон кавалеристов. А когда началась революция, его потом в Буденновский корпус взяли, он там  возил революционное руководство.

Хоть я и  родился в самом Ставрополье, долго жил на хуторе  Грушевый, расположенном в 7 километрах. Поскольку мы с отцом уже вдвоем потом  жили, я там  с трудом окончил 5 классов в 38-м году, и дальше учиться не мог, стал работать прицепщиком. А когда началась война, стал работать трактористом в колхозе, мне было 16 лет. Немец подходил, и машинно-тракторную станцию вместе с нами эвакуировали. Дошли до Пятигорска, горючее закончилось, и мы все остановились. Там стояли неделю, наверное, войска отступали. Вижу, часть подошла, остановились, я подошел к командиру и говорю: - Дядя, возьми меня в армию! Он спрашивает: - А сколько тебе лет? Я подумал, сообразил, - 18. – Не похож, ну и кем ты хочешь служить? – Разведчиком. – Да-а. Ну, вон разведчики расположились, там палатка, иди туда, если возьмут  тебя – служи в разведке.

Я пришел туда, представился командиру, хочу, - говорю, - в разведку. – А сколько тебе лет? Я уже знаю что говорить – 18. – И ты хочешь быть разведчиком? - Да, хочу.                     – Ладно, вот видишь, там тракторные отряды стоят, принеси мне любую деталь ночью. Если принесешь, я тебя возьму в разведку. И я ночью пошел, пополз, поскольку  тракторист и знаю, где ключи, трактор знаю, снял карбюратор, принес ему, доложил. Он говорит: - У, молодец! Я тебя беру в разведку.

 Так я стал разведчиком, мы отступали до Орджоникидзе тогда, сейчас Владикавказ, и Беслан, известный Беслан. От Беслана были очень серьезные бои, немцы рвались через военно-грузинскую дорогу к Закавказью, к Баку, им нефть нужна была, 42-й год, главная цель – нефть у них. Вот, под Бесланом мы воевали, наверное, дня три, очень серьезные бои, противник бросил туда какой-то горный корпус, танки. И на переднем крае, я помню, были вплоть до командира полка, штаб, ну и мы, конечно, разведчики. Где-то на третий день рано утром немцы перешли в атаку, и я был тяжело ранен. Провел в траншее день, перевязали меня сами солдаты, и  я  лежал, потому что некому  вынести было, все отражали атаки за атакой. А вечером меня на телеге вывезли, там километров 12-15, привезли в Орджоникидзе в госпиталь - бывшее пехотное училище. Там меня лечили месяц…

Пришел к нам офицер, он  набирал в училище по подготовке  младших лейтенантов. Помню условие – от 18 до 42 лет, почему-то этот возраст. – Сколько тебе лет? – Восемнадцать. – И ты хочешь на курсы? – Да, я хочу быть офицером. Меня взяли туда, там же обучали, вот в этом бывшем училище,  корпус  отделили. И было нас человек 150, наверное, младших лейтенантов, через 3 месяца нас выпустили, я получил звание младшего лейтенанта. Меня направили на Волховский фронт,  под Ленинград, командиром взвода разведки. Я пришел туда в полк командиром взвода, это мне еще 17 лет не было, а разведчики – 25, 30, 35 лет, такие опытные, некоторые уже в тюрьме были по нескольку лет. Люди в разведку идут добровольно, в основном  такие, которые   воевали уже.

Меня уважали, я помню точно, только за то, что практически везде с ними ходил в разведку. Идет там 5-6 человек или 3 человека, и я иду. Ну а что из себя представлял как командир, конечно, слабый командир, ведь всего 3 месяца подготовки. Но хорошо усвоил, что на фронте приказ командира - это         закон.                                                        

Участвовал в прорыве блокады Ленинграда в составе Волховского фронта, и дивизия наша 109-я стрелковая вошла вот в этот коридор прорыва и расположилась уже  в Ленинграде, мы  обороняли его с января 43-го года. И 43-й, 44-й год дивизия была там, а потом в 44-м году снятие блокады было, выходили, я участвовал в снятии блокады.

Продолжал воевать, был еще ранен. В апреле 45-го года  меня выписали из госпиталя под Вологдой, город Сокол, и направили в запасной офицерский полк в Новочеркасск, там я прослужил месяц, наверное. Отсюда меня направили в Сталинград на курсы усовершенствования…  Уже закончилась война, там  отмечал день Победы, был расстроен, что я в тылу. В Сталинград  приходит моя дивизия, я вышел погулять и встретил сослуживца.  А меня увольняют, увольняют и  людей  с высшим образованием, помню, большие звания, награжденные.  Командир дивизии вызывал всех, кого увольняют, в том числе и меня. – О, такие офицеры нам нужны! Вот меня, с 5-классным образованием, лейтенанта, оставляет в разведывательной роте командиром взвода разведки.  Так  я продолжил службу. 

 В Урюпинске  встретил необыкновенного человека – свою жену, в 46-м году мы поженились, и  до сих пор  живем, 69-й год пошел. У нас 2 дочери, четверо внуков,  6 правнуков, праправнучка.  Всего у нас семья – 20 человек.  Когда поженились, она училась  на втором курсе пединститута, физико-математический факультет.  Посмотрела на мою дремучую безграмотность, и говорит: - В этом году пойдешь в вечернюю школу. Сразу пошел в 7 класс, закончил благодаря ее настойчивости  и помощи  8, 9 класс,  уже служил советником при командире полка в ГДР. Советник командира полка, не имея полного среднего образования, там я закончил 10 классов и сразу подал заявление в академию Фрунзе. Закончил эту академию, был командиром полка, начальником штаба дивизии, уже теперь я и высшее образование имею, и меня направили советником при командире дивизии в Египет, с их президентом встречался – на таком уровне работал. Вернулся оттуда и встал вопрос: -  Куда ты пойдешь? Я говорю: – Пойду в адъюнктуру, если можно, направьте меня. Закончил адъюнктуру в академии Фрунзе, получил звание -  кандидат военных наук,  преподавал в академии. И меня направили, теперь уже как имеющего опыт работы за рубежом, преподавателем на Кубу.  Два года я преподавал там, потом  вернулся в академию Фрунзе, здесь я получил группу офицеров и генералов, которые готовились в академию генерального штаба. Это были наши зарубежные  друзья из  Чехословакии, Болгарии и других социалистических стран, я им преподавал.                                                                                                                                                 

Работал 5 лет начальником военно-научного отдела Группы советских войск в Германии, с 74-го по 79-й год. Вышел на пенсию, какое-то время  был  безработным, а потом стал заместителем председателя Совета ветеранов района Дорогомилово. В 2000 году создал клуб «Фронтовик», и вот 14 лет возглавляю его. Являюсь членом Совета  ветеранов Западного округа, членом Общественной палаты при Президенте Российской Федерации по работе с фронтовиками.  Недавно мне присвоили звание «Почетный житель района Дорогомилово».

 Я первый человек в районе, который получил Знак «Почетный житель района»,  живу   в этом районе  44 года.  У меня сейчас около полутора тысяч ветеранов-фронтовиков всей Москвы. Имею орден Красной Звезды и еще 3 ордена Красного Знамени. После войны я еще получил орден  «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР», орден Красного Знамени юбилейный.  Еще награжден 2 орденами Германской Демократической Республики, орденом Египта, имею орден Сомали и орден Кубы – вот столько у меня орденов иностранных  и  более 30 различных наград, юбилейных медалей «За оборону Ленинграда», « За оборону Кавказа»  и  так далее.

     


Поделиться


Фото