Сергей Алексеевич Шаманин

Сергей Алексеевич Шаманин

Родился я в селе Пакшеньга Архангельской области.

До войны я работал в колхозе: что заставят - то и делали.  Куда бригадир пошлет. На сенокосе сено грести - так сено. Картошку копают осенью - так картошку. Обычная деревенская работа.

Большинство на строительстве работало. Заставят скотный двор рубить - вот скотный двор и рубишь, не один там - скотный двор большущий.  Вот, что заставят - то и делаешь.  Я работал на строительстве, там здание рубишь - 4 человека рубят. В колхозе - куды пошлют.

А потом – война. На Северном фронте я был. Моя специальность была - пулеметчик, снайпер, автоматчик. Этим я оружием владел хорошо. На фронте был я снайпером. Моя задача была на передовой выявлять важнейшие цели. И уничтожать их.

Приходилось быть пулеметчиком. Ручной пулеметчик. Пулемет весит 8 килограмм 400 грамм. А винтовка - знал я - да забыл. Не больше 2 килограмм. У снайпера есть второй номер, который носит коробки с патронами. Я винтовку только ношу, а он носит коробку с патронами. Там лента тоже. Когда надо - достает.

У немцев тоже автоматы. Только у нас автомат круглый, а у них плоский. Тоже так же носится за поясом, когда надо. Через плечо. А когда надо в бой - так он тоже на изготовке, так и несет.

Ну а там что: что прикажет командир- то и делаешь. Все по команде. Прикажет: вот, занять вот это здание - надо занять его. А занять, а там, в здании-то враг. Ты выбиваешь - а он тебя бьет. Кому как удасться.

Там только и ждешь смерти, а больше что… Ты идешь под пули ведь. Что он тебя, думаешь, в гости принимает? Он ведь тебя, враг, он ведь тебя не принимает как гостя. Он только и следит, как бы тебя уничтожить. Враг - враг и есть.

Пленных немцев приходилось водить. Ведешь его впереди, а винтовка на изготовке, ведь не знаешь, что у него на уме. Он может это у тебя выхватить - да тебя же и уничтожит. В штаб приведешь, сдашь его, тебя освободят - иди опять на свое место.

Были у меня ранения в ногу, в грудь, легкие прострелены. Только и ожидал, что смерть. Но вот как-то бог сохранил. Это тяжелое ранение считается. От этого ранения тоже не все выживают.

У меня ведь и сейчас пуля находится против третьего позвонка. Я говорил: «Мне ее достаньте». А врачи говорят: «В грудной клетке разворачивать не будешь. Нужно резать через брюшную полость. Живи, пока живешь». Вот я и живу. 

В Калуге я лежал, в Красноярске в госпитале был. Все страшно, конечно, все страшно. Идешь ведь не на праздник.  Не попало - ладно, ранило - тоже ладно, остался жив. Вылечат - и остался жив. Ранили - ведь ранили, человек не может перенести - умирает тоже. Кому как повезет.

Кормили хорошо, конечно. 600 грамм хлеба, ну вот обычно суп. Каша. Сухой паек, когда в поход или погоня - тогда давали уже не хлеб, а сухари - сухой паек считается. Старшина тоже ходит, кормит. У него термос за спиной. Прилезает к нам в траншею, и кормит. Из термоса наливает суп - и все. Все походное.

Медаль «За отвагу», Орден Отечественной войны 1й степени - вот мои награды.

Из колхоза на службу пошел, в колхоз со службы вернулся. Все время в колхозе. Я вернулся по ранению. Написано в военном билете: «К военной службе не гож». Вот и домой вернули. А война еще шла.

Много смерти видел…  После боя вот посмотришь: убитых собирают по первости, и они тут же, на поле боя только… хвоей прикрыты кучи только.  Их только собирают в кучу, а потом куда-то увозят - этого я не знаю.

Ну, бывает, вот и так бывает: враг какую-то местность заразил. Зараженная местность. Вот, дает резиновые такие,  чтобы ноги остались незараженные. Вот тоже с самолета чего-то напрыскают, вот, действует на ноги.

Помню, берешь населенный пункт – кричали: «В атаку!», «Вперед!», «За Родину!», где как…

Откуда родом, туда опять и вернулся:  в свою деревню, в свой сельский совет. Я же колхозник, так что ж. Откуда уходил - туда и вернулся.

Ни во что не верить - это худо тоже. Вера спасает ведь человека. Во что-то надо верить. Надеяться на что-то. А если вот ни во что не веришь, ни на что не надеешься - так это что, погиб ты. Надо надеяться. Вот и в войну - только и надеешься остаться живым. И больше ничего.

 


Поделиться


Фото