Зинаида Кирилловна Козлова

Зинаида Кирилловна Козлова

Закончила я всего семь классов, началась война, и нас, молодежь, забрали в трудармию на лесоповал. Два года мы работали на лесоповале. Надо было напилить норму дров семь кубометров, поленницу сдать, и тогда нам давали номерок на хлеб, 800 грамм хлеба. А кто не напилил, 400 грамм давали. 

Обеда не было, мы всегда голодные были. Я на квартире жила, утром хозяйка нам воду ржаной мукой заварит - не суп и не каша, а как кисель. Вот я это выпью и иду к тому месту, где нас собирают. Нас всех построят, рассчитают, и пять километров пешком ведут на лесополосу с охраной. До делянки доведут и охрана уходит.

А вечером мы уже возвращались сами, кто где жил. Идешь в магазин, свои 800 грамм хлеба возьмешь, конечно, хотелось растянуть его подольше, но не могла сдержаться: пока дойду до квартиры, весь хлеб, как шоколадку, съем...

И вечером уже ни чая, ни супа. Постели не было, на русскую печку залезешь вся мокрая, лапти, всю одежду сбросишь, ложишься и тут же спишь. Очень боялись проспать. Как утром постучат по рельсу - там рельс был подвешен - так встаем. Если опоздаешь - военный трибунал. 

До того этот лес уже надоел... К нам привезли корейцев - тоже в трудармию. Двадцать лет мне было, и я вышла замуж. Многие девчонки тогда вышли замуж. Нас с мужем перевели в швейную мастерскую, мы шили для бойцов бурки. Ваты не было, куделью накладывали и строчили это на машине. Я научилась хорошо шить.

Вот так мы войну пережили.


Поделиться


Аудио

Скачать аудио

Фото