Галина Сергеевна Широкова

Галина Сергеевна Широкова

Родилась в 1935 году в г. Ногинске Московской области. Мама вышла замуж за отца, когда у него было двое детей. У него умерла жена, одной дочери было три года, а второй – год. Началась война, и отца взяли на фронт, нас у мамы осталось четверо. Отец провоевал 2 года и погиб под Курской дугой, мы получили похоронку. А какие письма он писал маме: "О нас не волнуйся, спим на печке в тепленьком местечке". Потому что очень любили и беспокоить друг друга не хотели. Мама тоже писала, что у нас все замечательно, с четверыми.

В то время меняли всякие вещи на продукты. Мама шила, вязала чего-то, и вот это все она меняла – что дадут. Как-то собрала все, вплоть до папиного нижнего белья, и поехала по деревням. Наменяла полмешка пшена, ехала такая радостная. Доехала до г. Железнодорожного, на платформе они ждали поезд, он прибыл, она садится, а мешок пустой. Снизу кто-то подлез, подрезали мешок и спустили в дырку всё это пшено. Она приехала домой - ни хлеба, ничего, и еще бабушка была у нас - мамина мама.

Как-то военные проходили мимо нашего дома, четыре солдата попросились на ночлег, она пустила. Они были все вшивые, измученные, некормленые. Мама разделила последний кусок, прогладила им все белье, нагрела горячей воды, словом - сделала все, что могла.

Помню, в школе начали форму вводить для девочек, три девчонки, а из чего сшить? У нее были белые мешки: она покрасила одни в черный цвет, другие отбелила и сшила форму. И нас водили по школе и говорили – вот такая должна быть форма. А воротничок и манжеты она сделала из бабушкиных штанов - у бабушки были батистовые штаны с кружевами. Мама у нас была большая рукодельница. Она нам делала все: коньки из деревяшки и полозья из проволоки – мы все катались на коньках. С коньками тогда было очень трудно. Да тогда во всем было трудно и проблемно. В школу ходили с тряпочной сумкой, даже не у каждого была эта тряпочная сумка. И писать-то было не на чем, тетрадей не было.

Мы ходили собирали колоски в поле после сбора урожая, картошку уже под мороз, капусту. Мама, чтобы нас накормить, а нечем было, она из очисток делала нам "птичек": варила очистки, пекла из них птичек, еще из пшена глазки делала.

Брат был еще очень маленький тогда, он на три года младше меня, и вот как только сестра за ним приходила в детский сад, он каждый день у нее спрашивал: - Вера, а хлеб получила? Потому что по карточке давали по кусочку хлеба. А когда за столом сидели, мама так хлеб резала, чтобы из одного кусочка 2 получалось. Очень было трудно.

Потом в войну у брата оказался туберкулез глаза и сказали, что нужно козье молоко. Она из Колязина вела козу пешком, чтобы вылечить сына.

Мы сидели днями и ночами слушали радио, эту тарелку черную: как продвигаются наши войска и когда все это кончится? У нас во дворе были вырыты бомбоубежища. У каждого был свой рюкзачок, и как только начинали говорить, что тревога, нам давали эти рюкзачки, и мы все четверо спускались в подвал вместе с бабушкой и мамой. Там было несколько семей, и кто плакал, кто что, а взрослые нам старались рассказать какую-нибудь хорошую сказку, и как все будет хорошо, и что все скоро кончится.

У нас была соседка, которой из госпиталя ее сын приносил бинты, она их стирала, гладила и опять отдавала. Мальчик ходил в госпиталь и пел там песни, этакий шпингалет в 9 лет. И мы даже иногда приходили помогали сворачивать, потому что их было много. Мама это одобряла и говорила – и нашему отцу там тоже кто-нибудь поможет.

А матери-то было чуть больше 30, а детей четверо. И вот я говорю – она им не мачеха была совсем. Я даже больше скажу – она любила среднюю сестру больше, чем меня. И находились соседи-злопыхатели, которые говорили "она Верку любит больше, чем тебя, посмотри, как она ее одевает и как тебя?" Но Верка была на 3 года старше, конечно, я уже донашивала после нее.

А они не знали, что не родные.

У нас такая дружная семья была, мы никогда не разделяли – твое, мое, ко всем одинаковое было отношение. Мама любила всех одинаково и никогда не давала понять, кто родные, кто не родные дети. Мне часто казалось, что она больше любит тех детей, потому что они были старше. Я сейчас вспоминаю это и думаю, какая мама была у нас мудрая.


Поделиться


Аудио

Скачать аудио

Фото