Василий Григорьевич Щусь

Василий Григорьевич Щусь

 

Василий Григорьевич Щусь войну встретил в 17 лет. Участвовал в боях под Сталинградом, Курском, Белоруссии, Восточной Пруссии, Польше. Дошел до Кенигсберга. Под Сталинградом получил звание ефрейтора, потом сержанта, после окончания артиллерийского училища стал офицером. После войны более 30 лет проработал редактором районной газеты «Сельская новь» в станице Боковская Ростовской области. Не раз встречался с известным земляком Михаилом Шолоховым, проживающим по соседству в станице Вешенской. Выйдя на пенсию, Василий Щусь возглавил местный Краеведческий музей. Сейчас Василию Григорьевичу 93 года, он живет в Боковской, состоит в Совете ветеранов района, встречается со школьниками, рассказывая о военных годах.

"Я на фронт попал в 1942 году, в июне месяце. Наш полк формировался в станице Паншино, это в Волгоградской области, там артиллерийский полк 1158 резерв главного командования, 152 миллиметровые пушки гаубица.

На фронт мы вышли в июне и шли пешие в сторону Морозовской, якобы было такое распоряжение. Но не дошли Морозовской, а дошли до Дона, недалеко от города Калач-на-Дону и там остановились, узнав, что немецкие войска приближаются к этому месту. Заняли оборону, переправились на другую сторону Дона и к вечеру, за ночь, вырыли окопы, траншеи. В полку было где-то около ста человек: это разведчики, связисты, полиграфисты и другие.

Небольшой такой домишко был, полевой стан колхоза на берегу Дона, там остановились, делали укрепления, готовились к встрече врага. В ночь командующий полком послал разведчиков в сторону, где должен идти противник. Разведчики к утру вернулись и доложили, что в 40 километрах отсюда, от места находятся немецкие войска, танковые дивизии. Таким образом, мы уже знали, с кем будем встречаться. Прошла ночь и на рассвете, даже на восходе солнца появились немецкие танки, шли по-над Доном, по профильной дороге и одна часть, а произошло только вторая часть шла прямо по степи, скошенные эти, стояли скошенные поля снопами.

Когда танки приблизились, командование дало приказ: открыть огонь. Открыли огонь, два или три выстрела и замолчали, была порвана связь, нечем командовать. Тогда командир полка принимает решение отступать нам.

Переправились опять назад по Дону на свою сторону, где находится материальная часть, пушки. Заняли оборону, начали наблюдать за действиями врага. Мы шли к переправе к Дону по глубокому оврагу, который тянулся к реке, заросший деревьями, а уже в это время немецкие автоматчики ходили по верховью и обстреливали территорию. Командир полка еще шутил, что вот они свистят, соловьи. А они, пули, свистели. Шутил, чтобы поддержать дух, настроение наших солдат.

На второй, на третий день на этот участок фронта стали пребывать  наши другие воинские части - пехота, танки небольшого размера, минометчики и другие. Завязался бой, где-то месяц целый мы сражались, а немец наступал, наступал все время, рвался к Сталинграду. За месяц он сумел где-то только на сто километров подойти к Сталинграду. Но в Сталинград еще не вошел. Мы упорно защищались от наступающих частей немецкой армии.

Ну а потом уже в город вошли и уже шли бои за каждый дом, каждую улицу, каждый квартал. Остались в памяти такие события защиты Сталинграда, как Дом Павлова, вокзал железнодорожный, мельница и другие объекты, где наши группы войск защищались и не давали пройти, захватить город немецким войскам. И вот в это время нас под Сталинградом было три фронта: Юго-Западный, Сталинградский и Донской.

Потом наши войска, в том числе и наш полк железнодорожным транспортом от Сталинграда эшелоном переехали  на Орлово-Курскую Дугу, так называлось место, где было сражение. Здесь под Курском и Орлом, в основном было танковое сражение, с обоих сторон участвовало более двух тысяч танков. Танки шли на удар один на другого напрямую, не только снарядами, но и своей броней уничтожали друг друга. И танковое сражение закончилось победой наших войск.

Я артиллеристом работал, топоразведчиком, мы готовили данные, снаряды готовили, чтобы стрелять, цели. Сначала на местности снимали эти объекты территории врага, рассчитывали, готовили данные, чтобы артиллеристам знать дальность, прицел, какой нужно угол. Это ответственная работа.

А мы делали все, чтобы поразить, артиллерию противника. Идем мы в разведку, скажем, ползем, а видим, что оттуда немцы, тоже на этой территории. Но чтобы не выдать себя, не стреляем, молчим, свое дело делаем, потом отползаем назад.

Было страшно,  смерть ходила следом. Ранения были, и меня ранило осколком в голову. Но потом если бы он так прямо пошел – то капут, а он так - скользнул по голове. В ногу ранило тоже, ну легкое ранение, я в госпитале не лежал.

Отрывали землянки, сами, накрывали досками разными, лишь бы укрыть, чтобы снега не было, воды и дождя. И в этой землянке жили. А мы жили как – два, три дня –  перебрасывают на другой участок фронта, два-три дня в неделю – еще дальше. Так постоянно, чтобы на одном месте где-то жить – не было, а все приходилось…  В землянке находили буржуйки, такие печки железные, и вот устанавливали, топили там, а топили – у артиллеристов просили мешочки с порохом.

В Белоруссии мы, принимали участие в освобождении города Бобруйск. А он был укреплен, мы называли «маленький Сталинград», окружение сделали и там, в котле в этом, в городе уничтожали немецкие части. Мы форсировали своей артиллерией реку Сож, другие реки в Белоруссии там же. Тоже, чтобы напрямую быстрее продвинуться к фронту и идти вперед. И в итоге наш полк имеет название Речицко-Бобруйский полк, в наименование этих мест освобождения полком. Тогда уже после Сталинграда, после Орлово-Курской Дуги, мы уже шире наступали и увереннее шли вперед, освобождая деревни, города и села.

Затем воинская обязанность заставила меня идти воевать в Польшу. В Польше мы за освобождение города Варшавы получили медали, была издана медаль «За освобождение Варшавы». И дошли наши части, наша артиллерия, до восточной Пруссии, Калининградской области, освободили ее.

А я демобилизовался в 48 году, в июне месяце где-то и вернулся домой в Скосырский район Ростовской области.

 

Сначала ко мне обращались корреспонденты – написать о ком-нибудь, о чем-нибудь, я подсказывал, почти что готовил такие небольшие заметки. Когда демобилизовался и вернулся домой, пошел на учет становиться в военкомат. А военкомат находился через дорогу от редакции, в редакции был нужен литсотрудник, меня приняли меня. Районная газета называлась «Колхозный труд».  Через год я уже работал ответственным секретарем редакции, а в 1964 году уже меня там же в Скосырской избрали редактором газеты. Всего за мою службу я проработал в газетах четырех или пяти районах около 30 лет проработал редактором.


Поделиться


Фото