Александра Степановна Огнева

Александра Степановна Огнева

    Отец умер рано, когда мне было 8 месяцев, мы с братом и  мамой переехали в Москву. Жилья не было. Кто-то посоветовал маме пойти к Крупской. Мама пришла к ней на прием, держа меня на руках и брата за руку, он был старше меня на 3 года. 

 Нам дали комнатушку в Сокольниках. Жили очень тяжело. Окончив 9 классов  школы, поступила в ФЗУ по пошиву верхней одежды. Пошла работать в больницу от ФЗУ сестрой-хозяйкой. Началась война. Мне там порекомендовали пойти на курсы медсестер от Красного Креста. Я их окончила, и на следующий день повестка – сразу меня в армию, мне было 19 лет. Мы с подружкой – она отличница была и я, отправились в армию. Я попала в 558-й отдельный медико-санитарный батальон, а она - в танковую часть. Получилось так, что она сразу же погибла, сгорела в танке.

   Наш  батальон находился от передовой только в  3 км. Там разворачивали палатки, была у нас операционная и эвакоотделение. Кого можно обратно отправить на фронт, оказывали помощь, несколько дней там пробыл и отправляли, кого эвакуировали в тыл. Было несколько групп. Наша первая – оказывала помощь раненым на поле боя. Раньше какая была помощь? У нас же ничего не было – ни шприцов, ничего: асептические пакеты, бинты стерильные и жгуты. Если перелом – палку найдешь, прибинтуешь вместо шины. А если кровотечение сильное – накладываешь жгут, надо написать, во сколько его наложил. И раненого приходится тут же отправлять. Как отправлять? Мы их таскали сами – то волоком, то по-пластунски ползем. 

  Мы о себе никогда не думали, только вперед – и все, и знаешь только ползешь по-пластунски. Хорошо, иногда поможет доктор, прибежит, она постарше меня была, лет ей, наверное, 28 было, и вот так вдвоем тащим раненого. А так одной приходилось: обнимет боец меня или я его за талию, и выходим, а потом еще нужно пригнуться, стрельба же идет, мало ли откуда.  У меня приятельница сразу погибла. Бой идет, а мы не в самом пекле, но за ними следом, они же идут вперед, а мы подбираем всех этих раненых, оказываем им первую помощь. Потом уже отправляем в наш батальон.  Там распределяли кого куда. А у нас один маршрут -   всегда на передовую, и так до конца войны, вот такая у меня была жизнь.  Очень тяжело было, это сейчас хорошо, все готовое, все стерильное, а мы  приходим в батальон, надо стерилизовать, делали это на примусе. Бывало все, и голодные были. Кухня полевая есть, но она не всегда успевает.

   Вспоминаю особенно Варшаву – со слезами, жутко что творилось, раненых было очень много. Помню такой случай. Меня начальство военное  в Варшаве оставили с двумя ранеными. Я, шофер и дали еще санинструктора одного – мужчину, пожилой был. Чтобы, - говорят, когда самолет прилетит, вы их отправили, и к нам сразу опять в батальон. А самолета нет, и вдруг кричат – окружают немцы! Куда деваться  - не знаем, куда деваться. Еще не хватало в плен попасть. О себе здесь не переживали, только о раненых – двое мальчишек, пожилой мужчина и шофер, я за старшую. - Что будем делать, Шурочка?  Я говорю – никуда, ни шагу, подождем. Ждали-ждали, надеялись, может, вырвемся как-нибудь. Ну, слава Богу, кто-то кричит – самолет летит!

 Мы сразу погрузили их в машину, нам сказали куда ехать, привезли на стоянку самолета. Отправили и поехали в часть догонять. Приехали в часть, там уже не надеялись, что мы живы. Плакали, все говорят – это наша Шурочка приехала, жива, а мы тебя уже не надеялись  увидеть! Потом  дальше, дальше по городам.

  На Курской дуге очень страшная битва была, там столько погибло. Бойцы лежат,  подползешь, посмотришь - можно оказать ему помощь или он уже труп. Меня часто спрашивают - страшно было? Я говорю – даже некогда было подумать о себе, потому что думаешь только, как бы солдатика отсюда вытащить, оказать помощь и передать дальше.  Пришлось нам так прожить, ничего, жива осталась – самое основное.

  С этим медико-санитарным батальоном прошла Курскую дугу, Белоруссию,  Украину, Польшу и в звании старшего сержанта дошла до Берлина.  Награждена орденом Отечественной войны, медалями "За отвагу", "За боевые заслуги", "За освобождение Белоруссии", "За взятие Варшавы", "За взятие Берлина",

  "За победу над Германией" и многими другими.

Потом вышла замуж, муж военный, и опять по всем городам, по всем военным госпиталям. После войны работала в военно-медицинской академии и различных госпиталях 30 лет. И поэтому там тоже наградили меня медалями, есть даже от командующего космических войск, он у нас в госпитале бывал.

 

 

      


Поделиться


Фото