Марат Иванович Шаломов 

Марат Иванович Шаломов 

 Мои родители - колхозники. В 37-м году семья переехала в Абакан, и в Абакане, это Хакассия, я окончил 10-й класс. В начале войны  учился еще в школе, 3 раза ходил в военкомат, и не только я, все мы группой. Я боксом занимался, был тренером в школе по боксу, у меня пацанва была группа человек 20 с лишним.

 

 – Ничего, успеете, успеете. Четырехэтажная школа была, через 2 месяца нас оттуда выселили, сделали госпиталь. И мы участвовали там в самодеятельности, уходе за ранеными. Из нашего класса 2 девчонки ушли санинструкторами, все рвались туда, все. А в 43-м году был призван в армию. Попал в Красноярск, там в течение 3 месяцев проходил курс молодого бойца. В конце мая эшелоном нас повезли в Баку. Но до этого прибыли в Сталинград, нас ссадили с эшелона, и мы больше месяца  участвовали в сборе трупов – и наших, и немецких. До сих пор это самое страшное для меня впечатление от войны. Мы молодые, сопляки, можно сказать, 17-18 летние, с трупами этими.  Собирали и  свозили их в одно место, там точки были назначены, на тележки складываешь и отвозишь. Вонь ужасная от разлагающихся трупов, кто цел, а кого кусками собираешь.  В Волгограде где памятник установили потом – туда в основном наших свозили, в общую братскую могилу.

 Прибыли мы наконец в Баку, и там начали  нас распределять кого куда. Я попадаю на Черноморский флот, был направлен на линейный корабль "Севастополь" – это самый большой корабль был тогда на Черном море. Он базировался в Поти -  главная база в то время. Через 2 месяца меня с орудия перевели сигнальщиком, я хорошо светофором владел. На корабле башня 22 метра высотой, на самом верху с флажками я связь поддерживал между кораблями, радио еще слабо было, а в основном все сигналы передавались вручную. Так проходила служба, строгий распорядок дня, боевая подготовка, все время готовность. Линейный корабль тогда решил главную задачу – подошли к Босфору. Турки не участвовали в войне, немцы все время их агитировали, и  вот-вот они уже вступят. Мы сделали поход, подошли к Босфору, направили свои орудия, но стрелять не стали, а по радио объявили, что в случае чего будут иметь дело с мощным флотом.

  Потом начались события по освобождению Крыма, были организованы отряды "охотников" по высадке десанта. Сформирована команда для этих катеров-охотников, а т.к. сигнальщик я был хороший, меня всегда хвалили,  включили в команду одного из катеров. Пошло 4 катера, и на подходах к Новороссийску на нас налетела немецкая авиация, 2 катера  потопили, мы смогли все же выбросить десант. Нам повезло, были пробоины, погибшие на катере, но мы вернулись.

   Вышел приказ Сталина, поскольку была нехватка офицерского состава, сделать набор из войск на офицерские курсы,  в училища и прочее. Меня отобрали для подготовки на флот. Мы вернулись в Баку сначала, с 1 сентября там в Высшем военно-морском училище имени Фрунзе начались занятия, а мы прибыли фактически в 44-м, но как фронтовиков нас приняли сразу, без экзаменов.

 Начальником курсов был царский капитан 1-го ранга Федотов Владимир Николаевич, он учил этикету и вообще держал нас по-спартански. Когда учились еще в Баку, на улице +6 или +4, а в 7 утра на зарядку только в трусах и ботинках. И вот стоит, наблюдает. После зарядки – в роту через холодный душ, выскакиваешь оттуда, как пробка из шампанского. Спали – форма ноль, голый должен спать абсолютно, это он требовал. В театр приходим, приводит роту, в театре если с девушкой – стоишь рядом, пока занавес не закроется. Перед дамой должен стоять, приучил нас, и мы – стоим. 

  В июне 44-го училище передислоцировали в Ленинград. Прибыли, а там  утром – брюква, в обед – свекла и пару кусочков хлеба и все, впроголодь жили. В   47-м году окончил училище. Как чемпион по боксу я имел право выбора флота. Все, конечно, стремились в то время на Черное море, а я сказал – я сибиряк, поеду на Камчатку. Прибыл, был назначен на "охотник". Когда мы воевали с Японией, в Авачинской бухте наши корабли стояли. Чтобы японцы туда не проникли, наши перед входом выставили минные поля. В 1947 году принимается решение их уничтожить,  и мы начали боевое траление наших мин. Но мины были старые в то время выставлены, т.е. она на тросе и якоре держалась. Трал с резаком идет, перерезает трос, она всплывает, и мы расстреливаем ее. Я в этом участвовал. У нас были карты минных полей, но там подводное течение быстрое, и многие мины сносило. И наши корабли, вот я был на одном из тральщиков, мы подорвались на мине, такое иногда было. Она долбанула спереди, и командир Селезнев  с мостика упал в воду, но живой остался, только после этого заикаться стал.

           У меня был такой случай. На штоке - глубинная бомба, оружие такое против подводных лодок. От него тросик  полтора метра, за него можно дернуть, стреляет, и она летит. Так вот бомболет заряжен, бомба здесь лежит. Учебная тревога все время проводилась. Однажды во время тревоги я лег на нее, лежу и держу тросик, а боцман пробегал мимо и по этому тросику – бамц ботинком! И меня с бомбой шибануло – вылетел я. Хорошо, что  лежал плотно, а то бы взорвалась.  – Человек за бортом! Раз – шлюпку спустили. Но сознание потерял.  

  В 51-м году меня направили на учебу, я окончил высшие офицерские классы в Ленинграде, после их окончания был назначен флагманским минером дивизии на Балтике, и там проходил службу, тоже участвовал в боевом тралении Таллинской бухты.

 Имею три ордена: орден Красной Звезды, орден Отечественной войны и "За службу Родине", и уже когда уволился – наградили орденом "Общественное признание". Медали: "За боевые заслуги", "За Победу над Германией" и другие. Я участник парада Победы. Мы больше  месяца  шагали, готовились. Два раза была генеральная репетиция. Жуков принимал, Рокоссовский командовал.  Морской сводный полк был. Как участник парада, 24 июня  парад был, мы ежегодно в этот день собираемся, возлагаем венок у могилы Неизвестного солдата.

 Капитан 1-го ранга. В связи со строительством большого флота в 51-м году было создано 3 военно-морских училища новых. Меня с Балтийского флота направили преподавателем в Рижское высшее военно-морское училище. После этого  в Баку открыли факультет минно-торпедный, там нужно было преподавать по электромагнитному тралу, специалистов таких не было, я это освоил в совершенстве, пока на американском корабле служил, меня переводят в Каспийское высшее военно-морское училище. После Каспийского училища направляют на курсы морских инженеров высшей квалификации. По окончании  назначают в Таллиннскую военно-морскую базу флагманским минером. После этого - старшим офицером подготовки комплектования Главного штаба в Москву. В Главном штабе я прослужил 10 лет, через 10 лет меня переводят старшим офицером Генерального штаба, потом начальник группы, занимался я в основном военными вузами, курировал от Генштаба.

Я был командир боевой части тральщика после окончания училища, потом стал командиром отряда катерных тральщиков – на Камчатке все это дело. Потом год обучения на высших офицерских классах. После этого назначен был флагманским минером дивизии на Балтику.

 

 


Поделиться