Николай Михайлович Суханов

Николай Михайлович Суханов

Родился я в деревне Малинищи, в Рязанской области в 1918 году.

Мой отец был механизатором, мама – домохозяйкой, поскольку нас, детей, было трое.

До войны я работал в филармонии, баянистом-аккомпаниатором в ансамбле «Музыкальные эксцентрики». Когда началась война, у нас была бронь — нас не призвали. Но я все равно решил пойти на фронт: «Как же, Петька, соседи – все ушли добровольцами, этого забрали, а я буду песни горланить?»Иду в военкомат и записываюсь добровольцем. Посылают меня служить на Дальний Восток.

 

В Рязани был сформирован эшелон, который должен был отправляться на защиту границы. Состав был сформирован из добровольцев, в него вошли и люди, попавшие под амнистию. Все силы были брошены на победу под Москвой, эшелон добирался  целый месяц до Дальнего Востока, село Платоновка, озеро Ханка. 

Надо отдать должное нашему правительству, все хорошо было организовано – горячая еда каждый день, останавливались на больших станциях. Раз в неделю обязательно помывка и дезинфекция одежды.

Добрались до Платоновки, нас расформировали по казармам, но белья нет, спали на двухэтажных нарах, укрывались шинелями, шапка под головой.  Питание плохое. Многие солдаты умирали от истощения и непосильной работы.

Я был минометчиком в артиллерийском дивизионе. Миномёт – это плита, на которой стоит ствол, как в фильме «Чапаев». Петька там миномет таскал. Ствол у него весил 20 кг, плита – 30. Я большой был, выносливый, таскал этот плиту, а напарник — ствол.

Задача была защитить рубежи и границы. Мы рыли оборонительные сооружения, вручную! Дежурили, выходили в караул.

Я принимал участие в самодеятельности. Будучи баянистом, вместе с ансамблями, выезжали в подшефные колхозы, выезжали в другие подразделения Красной Армии,  давали концерты.

 

А Япония тогда уже начала войну с США. Задача у неё была завоевать Манчжурию, бывшую Монголию и Советский Союз. Япония очень тщательно готовилась, она капитально обосновалась в Китае. В Китае ландшафт какой: сопки, топи, болота. Сопки – это горы, трудно поддающийся обработке грунт. В этих сопках японцы организовывали огромные помещения наподобие дотов, там были и вооружение, и нефтепродукты, и продукты питания.

У японцев тогда у власти был император, у них считалось честью умереть за императора, но ни в коем случае не сдаться в плен. Нашими военачальниками была разработана стратегия, она была принята даже зарубежными военными специалистами в качестве учебного пособия.

Как только освободили Сталинград ,  на Дальний Восток пошли все основные силы. И уже некоторые части, которые воевали в Европе, стали направлять на подмогу нам- истощённым, полуголодным...

 

Однажды к нам приезжал генерал, выстроили нас на плацу всех - одежда старая, шинели- половина полы есть, половины нет. На правой ноге – левый ботинок, и на левой – правый. Обувь мы собирали, где только можно. Генерал говорит: "Что же это за солдаты! "Пушечное мясо" на съедение воронам!"

После его приезда наладили вопрос с обмундированием и питанием. Дали нам новую форму: американские шинели зелёного цвета, хорошую обувь...

 

Советско-японская война началась 9-го августа 1945 года в 4 часа утра. Нужно были проложить дороги, чтобы протянуть наши «Катюши», всю нашу бронетехнику. Надо было сопки прорубать, рубить деревья и прокладывать дороги через болота.

На американских машинах возили машинах наши «катюши»,  и понтоны строили, потому, что и речки приходилось форсировать. 9-го августа в 4 часа утра наши нанесли молниеносный удар.

Самое главное, надо было занять город Харбин. Наши военачальники разработали стратегию удара с трёх сторон.

 

Мы наступали на границу, уже к границе,  наша артиллерия била: и «Катюши», и пушки…. Летели снаряды, а мы шли вперёд.

Случай у нас был страшный. Однажды  взяли мы рубеж на границе и шли дальше, и вдруг на нас авиация напала, и нас начали   расстреливать.  Мы – кто куда, в кюветы попрятались, со мной  был  товарищ, его убило. А я упал,  шинель у меня распахнулась, у нее, как ножом , отрезало одну полу. Я тогда был контужен.

Оказывается, из ракетницы должны были дать сигнал, что наши здесь. Если бы авиация знала об этом, никто бы не пострадал. Но снизу дали сигнал неправильного цвета и авиация открыла огонь, думая, что там враг- японцы...

В прессе было написано: «Наша авиация допустила грубую ошибку и, вместо объектов противника, в районе станции Эхо, нанесла удары по своим войскам в районе Молино, главным образом, по зенитной артиллерии и тылам пятой армии», вот где я был.

Десятого августа в войну включается уже Монголия, вот, они помогают, в основном конницей, помогли форсировать реки. Кони плывут, а солдаты берутся за уздцы, так переправляются через реки.

 9 и 10 августа- эти два дня были самыми  решительными и молниеносными. А потом уже Харбин заняли – самое главное,японцы начали отступать.Потом началась зачистка, были бои уже не такой интенсивности. Только за месяц наших солдат погибло 12 тысяч человек.

19 августа 1945 г. был подписан акт о капитуляции Квантунской армии.

 

И уже 2-го сентября было заключено перемирие с Японией, они сдались.  16-го сентября уже был парад в Харбине наших войск

Потом в 46  году вышел приказ командования Сталина о демобилизовали.

 

Когда мы демобилизовывались, девушки приходили на вокзал, встречали наш эшелон, подходили к нам:

- Куда вы едите, солдаты?.

Мы говорим, кто куда возвращается.

- А кто у Вас там?

- У меня там мама, папа,

- А жена?

- Я не женатый…

- Оставайтесь у нас! У меня есть квартира, будем здесь жить, семью создадим…

Но я отказался, меня тянуло домой тянуло к родителям.

 

После войны я вернулся работать в Рязанскую филармонию. Женился, создал семью. Всю оставшуюся жизнь работал аккомпаниатором.


Поделиться


Фото