Владимир Николаевич Герасимов

Владимир Николаевич Герасимов

  Я родился в Саратове 2 июля 1930 года в семье рабочих, отец железнодорожник, мать домохозяйка, семья многодетная.
  За годы войны, и особенно начало войны, мне вспоминается детство, которое длилось недолго. Помню себя десятилетним мальчиком. Мы с мамой проходя мимо одного двухэтажного здания, на котором была установлена "тарелка"-репродуктор, из которого мы услышали голос Молотова о нападении гитлеровской Германии на Советский Союз. Мама моя заплакала и сказала: "Это, сынок, война". А через полторы недели мне было уже 11 лет. Осенью я пошел в 3-й класс.
  Помню, как уходили на фронт мужчины и молодые ребята, родные и близкие со слезами их провожали.
  Мой отец ходил и просил, чтобы его взяли на фронт. В райвоенкомате ему отказали, ввиду его болезни, у него был порок сердца.
  Не помню даты, когда началась у нас карточная система, появились карточки на хлеб и др. продукты. Работающим за заводе выдавали по 700 г. на день, а иждивенцам по 400 г. хлеба, крупы, сахара в небольшом количестве.
  Вся семья во главе с мамой работала на приусадебном участке - выращивали овощи. Это было большим подспорьем для нас и даже немногими овощами я на базаре торговал. Мама не работала, только огород, нас кормила, одевала, обувала, следила за нами, чтобы мы ходили опрятными.
  Работал только папа на легкой работе железнодорожника, в связи с его сердечной болезнью. Было очень трудно в вопросе питания, одежды, обуви.
 

  В 1942 году старшая сестра Нина в сентябре пошла на авиазавод, в то время ей было 14 лет. И она с большой просьбой упросила, чтобы ее приняли. А всего у наших родителей было четверо детей. Вслед за старшей, я тоже стал проситься на работу. Мама говорила мне, мол, ты же не просто дома сидишь, ты на огороде помогаешь. Я отвечаю - хочу на авиазавод, помогать фронту делать самолеты.
  В конце 1942 года было особенно тяжело. Мы с мамой ходили на поля за город осенью собирать колоски после уборки колхозом, но доставалось нам мало, потому что в колхозе работали женщины и дети. Они всё делали, чтобы было меньше потерь. Той же осенью ходили собирать мёрзлую мелкую картошку, из нее мама делала кисель. На огороде сажали красную свеклу, сахарную свеклу, из листьев варищи борщ, супы. А по весне, как только поднимется травка, лебеда, крапива, щавель, все использовала мама в пищу. В годы карточек по очереди в магазинах  я отоваривал, и хлебные, и продуктовые. В городе я часто бывал на базарах, покупая маме покупать на деньги,  вырученные за продажу овощей, продукты, которых у нас не было - покупал жмых - "колоб" это отжим зерен подсолнечника и др., приносил домой плитки, разбивал молотком на кусочки. Мама заполняла в чугун, заливала водой и ставила в русскую печь. Жмых распаривался и из него мама делала котлеты, они были очень вкусные.
  До сих пор помню, какой продавался жмых и какая была цена. Первое место - это ореховый, подсолнечный, соевый, гречишный, хлопковый. На базарах, можно сказать, я бывал на всех в городе.
  Хочу отметить, что во время войны было много негативного - спекулянты, мошенники, воры. Я видел все это и, каким-то образом, был бдительным, осмотрительным и осторожным.
  Наступил учебный 1942-1943 год, я пошел в 4-й класс. А мои друзья постарше, 14-16 лет, пошли работать. А я приставал к маме, прося ее пойти со мной на завод. И по рассказам сестры, как там на заводе, она работала рассыльной. Из цеха носила документы по заводу и администрации. И вот все же маму я уговорил.          Приходим в отдел кадров авиазавода. А маме начальник отдела кадров говорит: "Он еще ребенок!", и мне: "Вот подрастешь, приходи".
  Вышли из отдела кадров, я в слезы. Кто-то услышал,проходя мимо, и говорит - а вы в профком идите! Председатель говорит то же самое, что и  отдел кадров. А я ему говорю: "Отсюда я не уйду! Я тоже хочу помогать фронту, чтобы наши летчики сбивали фашистские самолеты!" Мне было уже 12 лет с небольшим. "Ну что же делать с тобой, - сказал председатель профкома, - как исключение, пишите, мамаша, расписку!" И мама написала свою расписку. Не знаю, что там было написано. Я от радости себя не помнил. Мама говорит: "Подожди пока радоваться, вдруг нам опять в отделе кадров откажут!"
  Но на моё счастье меня приняли на завод, в цех сборки, где работала моя сестрёнка. Это было 20 января 1943 года. Приняли меня учеником слесаря-сборщика, где изготавливались самолёты ЯК-1 и ЯК-3, в основном коллектив был из женщин и девушек. Мастером была женщина, добрая, опытная и технически грамотный специалист, Валентина Водолажская. Бригада отличалась в цехе своей боевитостью, упорством в работе, во много раз перевыполняла месячный, дневной план. Женский персонал работал по заплетке металлических тросов и назывался "тросовщицы-заплетчицы". От качества заплетки зависила безопасность полета в управлении самолетом.
  Я был закреплен за слесарем, мы собирали приборные доски (это перед летчиком), управление самолетом, пульты левый и правый от летчика под рукой. Все эти приборы устанавливались на ЯК-1 и ЯК-3.
  Год 1943 был очень трудный и в стране, и на заводе, и в семье. А у нас в семье было прибавление, к младшей сестре, которой было всего 6 годиков, прибавился братишка Гена, которому исполнился 1 годик.
В этом женском коллективе, в который я влился и быстро освоился, конечно, с большой помощью всей комсомольско-молодежной бригады, и начал собирать нужные узлы к самолетам.Фронт приближался к Саратову. А в июне 1943 г. вражеские самолеты стали производить налеты на Саратов, в основном, на такие объекты, как завод Крекинг, Улешовская нефтебаза, железнодорожный мост через Волгу, завод Шарикоподшипник.В то время на охрану моста была усилена охрана зенитками. Так и не смогли фашистские самолеты уничтожить стальмост (так у нас называли мост, по которому шли эшелоны наших войск на Сталинград).  И все же фашистам удалось сбросить бомбы на ТЭЦ и Улешовскую нефтебазу. Рядом стояла у причала юольшая баржа с нефтью. Был взрыв, большое пламя и вся горящая нефть с огромным дымом растеклась по Волге. Мы жили на окраине - возвышенном месте - в частном деревянном доме и я залезал на крышу дома и смотрел, как все происходило. Ночью было светло как днем там, где бомбы взрывались. Осколки от снарядов зениток сыпались на наши дома. Всем жителям в частном секторе в обязательном порядке рекомендовали рыть окопы и укрытия. Все это выполнялось.
  С 23 на 24 июня 1943 года началась бомбежка нашего завода, было несколько налетов. На заводе были установлены зенитки и они вели огонь по вражеским самолетам. В каждом цехе тожеимелось оружие и пулеметы.
  Сначала появлялись разведчики, потом стали летать и сбрасывать зажигательные бомбы, пускали осветительные ракеты. Завод в эту ночь, как и всегда, работал в три смены, выполняя график работы по изготовлению самолетов. Много цехов, корпусов, а также агрегатов было разрушено. Весь завод горел, сбрасывали фугасные и зажигательные бомбы. Была разрушена магистраль водопровода, идущая из города на завод. Осложнилось из-за воды пожаротушение. Стали прибывать машины с водой, а этого было мало. Люди боролись с огнем, где можно набрать воды, наливали в емкости и тушили. Было много раненых от падающих стен и перекрытий. Все и не опишешь. Когда пришли утром на завод, все продолжалось. Люди устали, но не хотели уходить. Их с трудом заменили вновь пришедшие. Пожар тушили пожарные машины, пожарный поезд. Много людей пришло помогать, тушить, разгребать завалы. Завод был разрушен больше 60 %. Пострадали много жил.уч-ков, детсады, фабрика кухня, жилые дома вокруг завода. 24 июня 1943 года приехали руководители партии и правительства. И предложили коллективу-руководству завода свои мнения о перебазировании людей, оставшихся агрегатов на авиазавод в Сибирь. Но руководство завода и коллектив завода решили по-другому.Завод будет работать по-фронтовому круглые сутки". Звонил И.В. Сталин, поддержал решение руководства и коллектива завода и обещал большую помощь. И заводу была оказана большая помощь.
  Все предприятия, заводы г. Саратова пришли на помощь по восстановлению в короткий срок завода. Чтобы наладить выпуск самолетов ЯК-1 и ЯК-3. Через 80 дней и ночей заовд был восстановлен и стал выпускать количество самолетов такое же, как до налета и бомбежки. Однажды директор Саратовского авиазавода был приглашен в авиадивизию, где командующий фронтом сказал: "Товарищ Левин, хотите познакомиться с одним из ваших "крестников"? И привели немецкого летчика-пленника. Генерал Толбухин сказал ему: "Вы делали налет на Саратов и авиазавод и заявили, что Саратовский авиазавод полностью уничтожен, смещен с лица земли. А вот перед вами директор действующего, выпускающего ЯКи Саратовского авиазавода. Немногие фашистские летчики бомбили завод и получили высокие награды, были уверены, что заводом полностью покончено. Они думали, что восстановить завод, да еще во время войны в короткие сроки - просто невозможно.      Генерал Толбухин открыл ящик стола и там были нагады пленного и сказал: "Возьмите, что хотите, на память и я взял "Вальтер". Это был директор завода Израиль Соломонович Левин. Не только авиазавод был восстановлен в короткий срок, но и город восстанавливался.
  На работу я приходил, как и все, но работал по 6 часов как малолетка. А многие не уходили домой. Кто жил в общежитиях и ночевали здесь, в цехах. Чтобы не терять время на дорогу. А понемногу спали на отопительных траншеях, которые были заделаны в полах цехов. Был случай: пришел я утром на работу, в кабине фюзеляжа, без крыльев еще, сидел человек, закончивший свой монтаж закончил. Еще вспоминается первая награда за хорошую, качественную и срочную работу.Это валенки, стеганую телогрейку и стеганые теплые брюки. Что интересно, всё, кроме валенок, красного цвета. Когда я одел это все, то я же был небольшого роста, и был по горизонтали и вертикали одного размера, как большой шар.
  А летом выдали ордер на получение брезентовых на деревянной подошве ботинки. Они и сейчас хранятся в нашем заводском музее.

* * *
  И еще о маленьком росте. У самолета ЯК-3 в хвостовом отсеке был маленький люк, внутрь которого пролез взрослый человек для небольшой работы закрепления амортизаторов. А выйти он не смог, пришлось расшивать обивку, обрезать стрингера. А нас было трое. Мы свободно проходили в этот люк и производили это в небольшой срок. Нам, конечно, давали наряд  на оплату и бесплатно второе и чай на кухне. Конструктора это все в дальнейшем устроили, и не было нужды.

  В 1943 году построили железную дорогу от станции Саратов-3 с веткой на Сталинград. По этой дороге через Саратов-3 проходили и днем, и ночью эшелоны с орудием, танками и боевой техникой. Много войск с других резервных пунктов на Сталинград. Мы стоя около путей провожали солдат, крича и махая руками, желали им победы...

  Так продолжали мы работатьи наращивали темпы, увеличивая выпуск наших ЯКов. Осень 1943 г и начало 1944, окружение гитлеровских войск под Сталинградом, разгром и сдача в плен Паулюса, мы восприняли это, как в недалеком будущем будет наша победа.

* * *
  И настал этот День Победы 9 мая 1945 года. И сейчас невозможно забыть. Вспоминаю, как из цехов, корпусов, отовсюду выходили на межцеховые пространства люди. Что творилось! Обнимались, кричали "УРА! Мы победили!", целовались, плакали от радости. И здесь состоялся митинг. Выступали : директор завода Израиль Соломонович Легин, который был директором с 1940 по 1950 годы. Выступали партийные работники, много было выступающих, рабочих. Торжественно встретили мы день нашей Победы. А впереди - восстановление еще не оконченных работ после разрушений на заводе. Конечно, много работы было и на стороне, и в городе, и на заводе. Новые планы, планы уже мирного времени, работа, учеба, новые самолеты. За годы до моего призыва в армию много произошло.

  С 1945 до весны 1950. В 1947 г. была отменена карточная система. Постепенно жизнь налаживалась в городе. Стали понемногу производить товары повседневного спроса. Когда карточки отменили, были большие очереди за продуктами. Люди стали обеспеченные. Народ немного вздохнул, можно сказать. С большой радостью встречали фронтовиков.Это необъяснимо, надо видеть все это. Но рядом были и те, у кого погибли родные - отцы, сыновья, дочери, родные.
И вот уже 1950 год, идут призывы в Советскую Армию. В эти годы у меня на заводе была "бронь", те. в армию у меня была отсрочка. И с призывниками своего года рождения я не был призван. А весной 1950 года призвали, и прибыл я на границу двадцатилетним, в город Ленкорань Азербайджанской ССР, на советско-иранскую границу. Это время было очень тревожное. Со стороны Ирана было много провокаций, в основном, там действовала иностранная разведка. Мы, призывники, прибыли на замену солдат-пограничников, которые были призваны в годы войны. Они с нами делились опытом, как охранять границу. Граница охранялась очень хорошо, бдительно. Много было провокаций, но нас не удавалось спровоцировать на какие-то вооруженные моменты.

  Помню 1953 год, год смерти И.В. Сталина. Помню, все солдаты, да и офицеры были в то время потрясены кончиной нашего вождя. Привыкли все к имени Сталина со времен войны, "В бой за Родину, в бой за Сталина!", даже я помню, на танках были эти слова. Также в этом городе был разоблачен Берия, это тоже было неожиданностью. Он же был министром Министерства государственной безопасности СССР, пограничные войска были ему подчинены. За годы службы было много эпизодов и ситуаций, было много поучительного для меня в те далекие годы. В 1954 году я был демобилизован, прослужил почти четыре года.
Приехал в родной Саратов на авиазавод в тот же цех, где работал до Армии. Начал работать слесарем, учился в школе рабочей молодежи. Во время войны пошел в 12 лет на завод и не закончил четвертого класса. После армии сразу пошел в 7-ой, окончил отлично, как и 8-ой. Семья большая, каждому было надо одеться, обуться.Сестра Вера и брат Гена участся. Папа по-прежнему на малооплачиваемой работе. Старшая сестра Нина вышла замуж, у нее своя семья. Мне приходилось много работать и сверхурочно, и в выходные дни. Завод выпускал вертолеты, военные самолеты. Послеокончания восьмого класса, я поступил в вечерний техникум. В 1957 году мою кандидатуру выдвинули на должность мастера производственного участка. Моя бригада занималась изготовлением агрегатов, узлов и деталей из органического стекла, все для остекления военныхи пассажирских самолетов и вертолетов.Например, у военных саммолетов сдвижная часть часть фонаря (дверь пилота), фонари штурмана и др.детали; у пассажирских - это светопровода в кабине летчика, иллюминаторы, плафоны освещения салона, кабину летчика и другие плафоны.

  Коллектив был большой и сплоченный, 50 % было женщин, они трудились наравне с мужчинами, выпуская продукцию только отличного и хорошего качества. Я, как мастер, ходатайствовал главному конструктору и директору завода, о присвоении и выдаче личных грифов для оформления документов, без контролера. А сам рабочий за изготовление своих агрегатов, узлов или деталей, ставил гриф на сопроводительной записке, что работа выполнена мной на "хорошо" и "отлично".
  А до этого мне также был вручен личный гриф. И продукциюя принимал лично у рабочих. Единицу контролера у меня сняли и перевели на другой участок. И так бригада работала до конца существования завода. Бригада располагалась на трех участках в закрытых помещениях. Люди хорошо относились друг к другу в любых жизненных ситуациях. Коллектив был передовым, на аллее передовиков часто были вывешены фото коллектива. В свое время нам было присвоено звание "бригада коммунистического труда". Бригада много месяцев подряд, более 60-ти, удерживала переходящий вымпел качества продукции, выпускаемой бригадой, и добились того, что нам вручили его навечно.
  И сейчас у меня дома есть несколько вымпелов, в том числе и этот. Много наград за высокие показатели в соцсоревновании разных лет. Я принимал активное участие в общественной жизни цеха, завода. За годы работы мастером производственных участков, я многому научился, узнать людей, отдававших все силы на выполнение своих обязательств. Много учеников приходило в коллектив и закрепрялись за кадровыми рабочими. На заводе был избран Совет мастеров завода, в котором я принимал участие участие в обсуждении текущих вопросов цехов и бригад. И я в своем цехе также являлся председателем Совета мастеров.
За время своей работы мастером бригада выполняла и перевыполняла план.
Работая на заводе с января 1943 года удостаивался наград:
-медаль "За доблестный труд в Великой Отечественной войне в 1941-1945 гг"
                "За доблестный труд и в связи со 100-летием В.И. Ленина",
- много заводских и министра авиационной промышленности,
- диплом и знак "Отличник качества".
Мастер II категории, мастер I категории, добился высокого звания Заслуженный мастер 3-его орденоносного Саратовского авиационного завода с вручением удостоверений и премий. Много было наград и по профсоюзному комитету. Много знаков в честь ударных пятилеток. Записи в книгу Почета завода, Почетный ветеран Саратовского авиазавода, ветеран Великой Отечественной войны, ветеран труда СССР.


Поделиться


Фото