Григорий Сендерович Лейбович

Григорий Сендерович Лейбович

  Я родился в 1923 году в белорусском городе Слуцк в еврейской семье.
  Отец мой был верующим и таскал меня в синагогу. Там, чтобы привлечь нас, мальчишек еврейских, этот священник вино делал самодельное и давал нам глотнуть.
  Бедно жили. Учась в школе, летом подрабатывал на ботиночки. Писал квитанции на заготзерно по образцу, выдавал.  Всегда старался работать.

  21 июня 1941 года был выпускной вечер, кончил 10 классов. Танцевали, веселились, нам выдали аттестат - думаю, я его заверну в трубочку, не стану смотреть, завтра утром дома посмотрю. А тут подходит учитель к нам: "Ребята, чтобы девочки не слышали, приходите завтра, у нас остался ящик пива". А назавтра война. Не отведал я этого пива и до сих пор не видел я свой аттестат.
  Рано утром прибежал работник городского райкома комсомола, по домам к ребятам - моим ровесникам: "Скорее в клуб!" С нами побеседовали, выдали нам по винтовке осовиахимовской, противогазу и прикрепили каждого комсомольца - кого к милиционеру, кого к военному, кого к пожарнику. Мы ходили, ловили шпионов.
  Поступил в Топографическое ленинградское училище. Я уже был дома острижен, и надо было ехать сдавать что-то в Ленинград, и я говорю солдатам отступающим:  "Возьмите меня!" Сестра выскочила, увидела, я уезжаю, расплакалась, ей было 15, мне 17 с половиной.

  Больше я их не видел. Немцы взяли сестру к себе в госпиталь работать. Она передавала какие-то сведения связному от партизанского отряда нашего района, что знала от немцев. Немцы узнали об этой связи, расстреляли ее и всю нашу семью. И так я остался один.
  В  1944-ом году, когда под Минском мы уничтожали врага, командир мне говорит: "Слушай, давай, я тебе лошадь дам, поезжай домой, тут близко получится. От границы 47 километров, от города около 100. Близко".  Я отказался. Я уже знал, что они погибли.

  Сначала я попал в пехотную часть, 324-ую дивизию. Я помню: ночь,  я сижу в землянке вместе с другими солдатами, как раз в обороне находились. И вдруг тревога. Выскочили все в крытую траншею. Слышу разговор - скорей, там немцы лезут к нам. Я выскочил с винтовкой, темно, света-то  на передовой не было и штыком - оп в стенку! Вытаскиваю, опять в стенку! Опять в стенку! Ну, неопытный был. Выскочили наружу. Боюсь! Война! Стреляют. Мальчишка. От страха я присел ниже кромки бруствера. Солдат рядом мне говорит: "Что, прячешься в траншее?" Я говорю, мол, винтовку перезаряжаю. Оказывается, ветер качал куст, шумел и думали - немцы лезут. Ошиблись. Это первая встреча у меня на передовой. Вскоре меня перевели солдатом у пушки.

  Помню, в ровиках сидим, немцы обстреливают нас, а я высовываюсь. Если я руку подниму, чтобы ранило, будут судить, трибунал. Ногу выдвину - трибунал. Я высовываюсь сам, мне кричат: "Куда ты высовываешься, сейчас убьет, осколки!". А я стою. Я не хотел жить. "Почему высунулся?" "А я наблюдаю за противником". Есть такое правило - солдат должен все время наблюдать за противником. А на самом деле я высовывался, чтобы меня или ранило, или убило. Ранит - я отдохну в госпитале, убьет - слава Богу. Отмучаюсь.
Уже после войны я оказался в Совете ветеранов дивизии, она в нашем округе. И там командир написал про меня, что когда на войне шел обстрел, я не прятался: "Он вел себя неразумно". А потом пишет: "Он не хотел жить, он знал, что вся его семья погибла".

  Два раза лежал в госпитале.
  Помню, я находился в пехотной части, в роте. Комсорг. Ранили. Прибежали два санитара-мужчины и меня затащили в ровик: "Мы не можем таскать, все время пули свистят, нас обстреливают, мы ночью придем за тобой." Я всю ночь лежал, а сам думал - там домики, тут ровик, где немцы сидели, а теперь в этом ровике лежу. Думаю - даст снаряд, осколком меня убьет, я же не могу двигаться, обе ноги ранены. Три месяца я лежал в госпитале с ногами.

ЛЕЙБОВИЧ ГРИГОРИЙ СЕНДЕРОВИЧ попал на фронт в 17 лет. Закончил службу в 1947 году. Был командиром 45-миллиметрового орудия, комсоргом батареи. Воевал на Западном, Брянском, Белорусском, 2-ом Белорусском фронтах. Войну закончил в Восточной Пруссии, в звании сержанта. Имеет 18 медалей и орденов. Работал в лаборатории текстильного института  более 40 лет, преподавал текстильное дело, был мастером.


Поделиться


Фото