Альберт Тигранович Тер-Мисакян

Альберт Тигранович Тер-Мисакян

Мой отец был призванна войну во вторую очередь, в конце октября 1941 года. К тому времени командование нашей Красной Армии пришло к выводу, что город Ростов-на-Доку удержать уже не сможет. Мой отец считался великовозрастным (1900 года рождения).

Забрали его вместе с двумя соседями-нашими родственниками. Провожали мы их, великовозрастных новобранцев, большой смешанной колонной, вместе с семьями (мы, два старших брата вместе с матерью), через весь город, через нашу реку Дон, на южную сторону, там и распрощались.

Служил отец в стройбатах, в разных частях. Много рассказывать не любил.

В это время вся армия отступала на юг. Их эшелон разбомбили немецкие самолеты, одна бомба попала в самый первый вагон, в котором погибли все командиры.

На тяжелом "Миус-фронте", известном по военным событиям 1943 года, сооружали противотанковый ров. Немецкие самолеты бомбили и расстеливали нас в открытом поле безнаказанно, один из нас, пролетая очень низко и очень близко, улыбался своей дикой улыбкой и показывал нам большим пальцем в землю, а мы показывали ему свои кулаки. Там отец получил ранение.

Стройбатовцы мало освещаются в военных мемуарах.Военных фотографий не привез. Единственный трофей с войны был старый велосипед, на котором я катался потом.

Запомнилось мне первое знакомство c немецкой армией. 21 ноября 1941 года, утром мы услышали с улицы шумное гудение. Мы, вездесущие мальчишки нашего большого коммунального двора, выбежали на улицу. Мы увидели, как со стороны города, с запада на восток (наш район находился в восточной части города) движется темно-зеленая масса на всю ширину улицы, как сказочная зеленая гидра. По мере приближения этой массы мы увидели мотоциклы с колясками, на которых сидели по три солдата с пулеметами и автоматами. Двигались в три ряда, в четком строгом строю, на малой скорости, как на параде. Вся эта масса была одного цвета - темно-серо-зеленая: и мотоциклы, и оружие, и плащи с кокетками, и каски мс рожками. Они прошли мимо нас, ничего не опасаясь, как завоеватели, как хозяева. Мы уже слышали, что они жестокие и недобрые, но наше мальчишеское любопытство  было сильнее страха; а за нами выглядывали взрослые тёти, такое видение не забывается.

Страхи и трагедии были уже потом, во время второго пришествия, которые мы пережили и которые были описаны в военной истории нашего Ростова и всей нашей страны!

И все-таки, они отступили от Ростова до Таганрога, через восемь дней, это было первое отступление германской армии, с начала второй мировой войны.

И все-таки при всей своей оснащенности и жестокости и при помощи своих пособников фашисты проиграли.


Поделиться