Михаил Васильевич Щербаев

Михаил Васильевич Щербаев

Я с 23его года. Когда мне было 14 лет,  мы переехали в село Кайсацкое Палласовского района Волгоградской области.  Это было в 1937ом году.
Я пошел в МТС, машинно-тракторную станцию. работать токарем. У отца учился, отец токарь у меня. Ну, он как, я как учеником у него в МТСе, в Казахстане, научился, стал работать за станком.

В 1941 году началась война, а в 42ом, 22 апреля меня призвали в армию.22ой истребительная бригада Филиппова. Потом он сформировал отдельную бригаду -отдельная мотострелковая Донскую первогвардейская бригада. В этой бригаде я полусчил 2 ранения, был переведен в Барановичи.

Вот так и начал  служить в армии. Я неженатый был, холостой, только родители, у меня была мачеха, отца на фронт забрали. У меня двое братишка был и сестренка, оставались.
Мы отходили до самого Сталинграда. Под Сталинградом было 19 с половиной. В Сталинграде уже я был в 14ой бригаде, командовал которой герой Советского Союза Филиппов.
Нужно было строчить из пулемета. Отбивать, фашист наступает. Цепь идет, фашист наступает, и стреляешь из пулемета. Потому что он сейчас уже будет прыгать к нам в это, в траншею, и этого нельзя допустить ближе. Надо не подпускать его ближе. И вот строчишь из пулемета. Первое ранение я получил так: строчил из пулемета, и когда он стрельнул, скатка шинели вот, мы там все были в маскхалатах. Это зимой было дело.  В шинель ударило, только слышу, как палкой ударило, и меня сразу так затошнило, под языком так сладко. И сразу я потерял почти сознание, вот. Когда пришли, понимаешь, в госпитале меня, отправили в госпиталь, сделали операцию, вытащили эту пулю.

Второе ранение я получил в наступлении
Потом Второй Белорусский фронт. Передовой отряд, а потом,когда мы взяли мост через Дон, задача ставилась - в хуторе Вертячем захватить и мост, и  два танка, два бронетранспортера, мы справились.

Помню, как однажды приехал Рокоссовский на фронт к нам. 2-й Белорусский. Это Рокоссовский был, а я был дежурный по батальону. Вот. А у меня узбек стоял, пилотка у него задом наперед, как у , заправки нету, а этим в блиндаже: "Стой, не пускаю!" Я выхожу и командующий Рокоссовский, значит. Под козырек, я младщий лейтенат был, командир взвода и дежурный по роте был. Он их поздравил, "Все, -говорит, - завтра погоним фашистов". Зашел Рокоссовский, прям за руку так поздоровкался, красивый, подтянутый...Меня обнял, поцеловал меня, такой был Герой Советского Союза.

При форсировании реки Друть меня уже назначили командиром роты, за уничтожение группы фашистов при форсировании реки Нарев сам Рокоссовский мне вручил награду, орден боевого Красного Знамени, мне "Героя" мне хотели дать, а я постеснялся, пацан был: "Ну, что вы, зачем "героя"! Я говорю, мне Красное Знамя нравится, дайте мне "Красное Знамя". Это тоже высшая награда. Мне было 22 года.

Помню, как я потерял ногу. Мне очень хотелось стать Героем Советского Союза. Однажды нам сказали - кто хотел стать героем? Я говорю - я. И мы пошли. Вот по реке, река Нарев это было в Белоруссии.  фашист начинает. Мы пошли в атаку. Пошли, и нас накрыл минометный артобстрел. Открыли огонь. Я как бежал, так вот ... меня подняло в воздух, перевернуло через голову,  сапог слез с меня. Отрубило у меня ногу осколком. В госпиталь, принесли носилки, такая площадь большая, больше, асфальтированная, в городе каком-то, я даже не помню, в тыл меня переправили. Погрузили меня. Такая жара была. Меня погрузили в машину, говорят санитары: "Ой, герой наш, товарищ старший лейтенант..."  Очнулся я на плорщади, на носилка, плащ-палатку открыл, смотрю - носилки стоят все, весь двор загорожен, все мертвые лежат. Потом смотрю-девочка вскочила, военная такая на ней форма, открыла меня и улыбнулась. И я ей улыбнулся и потерял сознание.

Очнулся уже - на топчану лежу, в плащ-палатке, операцию делают, ногу отрезали уже, все. Так я потерял ногу. ""Счастливчик, -говорит, - что живой остался!"

Меня отправили в госпиталь это в Ульяновск. Я пролежал зиму в Ульяновске, мне там сделали реампутацию. Реампутацию сделали там сделали и отправили в Куйбышев. В Куйбышеве мне сделали реаимпутацию. Значит, подрезали, завернули там, зашили, чтобы свободно было. Ну, под протез уже сделали.25.51 А уже с Куйбышева направили домой. Вот как совпало, 22 апреля меня призвали и 22 апреля я прибыл. Ровно через 3 года, 22 апреля.

Приехал я в Жанибек, а потом я решил сменить место жительства.  Приехал в Палласовку. Слез с поезда, а тут уже митинг в Палласовке, День Победы, 9 мая.

Всегда я был впереди, всегда. И когда чтобы нельзя никак не впереди быть, потому что, как вам рассказать, я стесняюсь сказать, но заграды и у нас были всякие. Нельзя же было отступать, вы что. Если не будешь стрелять, значит, тебя пристрелят, твой же командир тебя пристрелит. Нельзя этого делать. А тем более, я командир взвода.

В штыковую ходили, в атаку ходили, как же. Идешь: "Ура! Вперед!" и всё. Товарищ раз, туда упал, сюда упал. В траншею прыгаешь, в траншее бежишь по траншее, а раненый кричит: "Придай смерти!".

Я никогда ни о чем не просил. Даже протез изготовил себе сам.


Поделиться